BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL

Объявление

гостевая // внешности //нужные
правила // faq и матчасть// анкета // сюжет
Теодесрайх - магический Первый рейх, значительно переживший свой маггловский аналог. Три года назад власть в стране захватил Геллерт Гринделвальд, на корню уничтожив зарождавшиеся ростки всеобщего равенства и демократии. Сейчас в Теодесрайхе господствуют взгляды о неоспоримом превосходстве волшебников над магглами, и многие опасаются, что скоро Гринделвальд захочет подчинить себе и другие страны. Говорят, что магическая Европа стоит на пороге полномасштабной войны. Так ли это? Игра покажет.





GellertAwelinWerner
Май-июнь 1924 года. В Теодесрайхе совершено покушение на канцлера, и эту должность временно занимает Геллерт Гринделвальд. Первой подозреваемой оказывается дочь верховного судьи Авелин фон Придд, но уже две недели спустя ответственность за, как они утверждают, убийство канцлера берёт на себя ранее неизвестная радикальная оппозиционная группировка Фрайзайнмахт. Впрочем, у официальных властей своя версия, и уже вскоре обвинение предъявлено голландскому сепаратисту Франсу ван дер Бринксу, что ставит под вопрос ранее достигнутые договорённости с Данией о создании союзного государства.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » present » Путь наш длинен и суров, много предстоит трудов...


Путь наш длинен и суров, много предстоит трудов...

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Действующие лица: István Grindelwald, Evika Frei
Место и время действия: 10 июня 1924, Вена и окрестности
Описание событий: Говорят, учиться никогда не поздно, и уж тем более никогда не поздно открыть в себе педагогический талант.

0

2

В канцлерате сегодня бушевала гроза. Не метафорическая, а самая что ни есть настоящая летняя гроза с громом, рассекающими небо молниями, шелестящим в листве ливнем и дождевыми каплями, стекающими по оконному стеклу. Конечно, все это было подделкой, но зато эффектно и красиво. Если заставить себя забыть, что это лишь магия, можно было даже почувствовать пробивающиеся через щели в раме запахи буйной зелени и прибитой к земле пыли. Верить в эту ложь было легко и приятно.
За стенами канцлерата сегодня было сухо, жарко и, с непривычки после грозового рабочего дня, слишком ярко. Иштван щурился, глядя на бликующую в вечернем солнце реку, заставляя глаза привыкнуть к свету. Запястье выписывало одну за другой пассы всех подряд известных заклинаний, но они, конечно, так и оставались незавершенными. Тренировок было всего несколько, но уже опыт первой показал, что не стоит игнорировать хотя бы самую простую разминку, если не планируешь на следующий день отрабатывать обезболивающие заклинания на собственных ноющих мышцах.
Он никогда особенно не интересовался, чему учат в Цаубергайсте, а сейчас вот пришлось. И то, что Иштван узнал, ему совершенно не нравилось. Нет, он вовсе не ратовал за обучение всех подряд боевой магии или темным искусствам - ведь на то они, в конце концов, и Искусства, чтобы не каждый мог ими воспользоваться. Но даже щиты, которыми Эва, в общем, владела, получались у нее и вполовину не такими сильными и быстрыми, как могли бы. И, скорее всего, они были вовсе не результатом школьного обучения. Щиты - а значит, кое-кому было отказано не только в праве нападать - но и защищаться.
Так что начинали именно со щитов. Схватывала Эва на лету, наверно, вне тренировочной площадки тоже тренировалась, так что к четвертой тренировке прогресс был налицо. И Иштвану надоело.
- Сегодня я буду ставить щиты, - он встряхнул рукой, в которой держал палочку. Разминка была окончена. - А ты - пытаться их пробить. Подожди-ка...
Он с задумчивым видом пошарил во внутреннем кармане мантии. Это заняло некоторое время, потому что карман был немного модифицирован незримым расширением, и теперь туда помещалось очень много полезных вещей. Тем не менее, через полминуты он справился и извлек на свет небольшой кожаный кошелек. Подкинул его на ладони и тут же поймал, чтобы вернуть в карман.
- Там пятьдесят крон. Золото настоящее, никаких лепреконов. Заберешь - значит твое. Если в процессе убьешь меня, хоронить будешь за свой счет, и там останется мало, так что советую быть осторожнее.
Может, мотивация и не самая красивая, но ведь с нее все и начиналось, так что нет причин считать, что она перестала быть действенной. А так, в общем, всё: условия были озвучены, кроме, пожалуй, одного, самоочевидного: добровольно Иштван эти деньги отдавать не собирался - в конце концов, это было, без шуток, его недельное жалование.
Спрашивать, остались ли у девушки вопросы, он не стал. Хотя бы потому, что отвечать на них не планировал. Вопросы часто сами собой разбиваются о непоколебимую последнюю инстанцию - практику. Так что только развел руками и вопросительно поднял брови.
- Ну?

Отредактировано István Grindelwald (2018-01-25 15:33:11)

+1

3

Пожалуй, кто-нибудь воспитанный и благородный мог бы посчитать деньги недостаточно возвышенной мотивацией. Дескать, обучение и знания должны быть наградой сами по себе. Или же важная цель, которая маячит где-то там, впереди. Может, для них деньги и были презренным металлом, но для Эвы полный кошелек золотых монет означал, что они с «волчатами» продержаться в бегах еще немного – будет на что купить еду и другие необходимые вещи, а то когда тебя разыскивают законники не так-то про просто устроится на работу. Еще деньги для нее означали возможность заплатить за горожанина штраф, наложенный властями, и, разумеется, непосильный для того, на кого его наложили. Или возможность для другого волшебника вернуть хотя бы часть долга. А, может, и шанс хоть ненадолго прокормить семью одного осужденного… Так что, нет, Эвика не имела ничего против денежного вознаграждения.
Девушка сжала руку в кулак и выполнила несколько кругов, разминая правое запястье. Сделано это было скорее по привычке, так как в эффективность разминки девушка уже не верила. Потому как после тренировки болело все – спина, лопатки, руки и даже шея, хотя, казалось бы, причем тут она. И ни одна разминка до не способна была от этого спасти. А еще после тренировок могла кружится голова, начинал ныть лоб или затылок, иногда слезились глаза. Впрочем, Эва до сих пор неплохо держалась, видимо, благодаря силам молодого организма.
Кроме того, друзьям уже начали казаться подозрительными ее частые отлучки в одиночестве, о которых она не торопилась им рассказывать. Секрет Эва собиралась хранить подольше, во-первых, потому что не желала втягивать кого-то из изгоев в эту историю, которая до сих пор могла обернуться неизвестно чем. А во-вторых, потому что обещала его хранить.
Но сейчас отвлекаться на все это не было никакой возможности. Фрай не метила в тактики и стратеги, а потому начать предпочла с чего-то несложного, так сказать, прощупывая почву.
- Diffindo!
Увесистая ветка где-то недалеко от головы Иштвана оказалась отсечена от самого дерева и под собственной тяжестью полетела вниз. И сразу же после этого Эва отправила противнику парализующее заклинание.
- Petrificus Totalus!
Довольно простенький расчет. Двойная атака. Нужно будет время, чтобы решить, отчего отбиваться первым, и возможно, оно позволит Эве получить некоторое преимущество.

спеллы, хотя и так понятно)

Diffindo - режущие заклинание
Petrificus Totalus - парализующее

+1

4

С боевыми навыками и стилем Эвы у Иштвана уже был шанс познакомиться, собственно, он выпал даже раньше, чем шанс познакомиться с самой Эвой. Правда, тогда ему было не до наблюдения и анализа, а сейчас как раз настало самое подходящее время оценить фронт работ. А поработать было над чем. То, что все атаки вербальные - к этому Гринделвальд успел привыкнуть и за первые тренировки, но точность, сила и скорость...
Режущее заклятие явно было направлено куда-то мимо. Куда именно, он даже разбираться не стал, просто аппарировал за спину ученицы, избежав заодно и следующего. А сориентировавшись после аппарации сразу же запустил в ноги девушки обычным Депульсо: он, конечно, обещал, что будет ставить щиты, но не говорил, что ограничится только лишь щитами. Дождей не было давно, и земля была отнюдь не мягкой, но тяжело в учении, легко... Легко разве что на том свете, и даже странно, что принцесса с ее родом деятельности и очевидной к нему профессиональной непригодности, была все еще не там.
- Будем считать это разминкой, - великодушно позволил он, продолжая крутить в пальцах палочку. - Открой мне секрет, как тебе с таким набором заклинаний вообще удавалось хоть кого-то ограбить? Или до меня ты нападала только на первоклашек на каникулах и сквибов?
Ну да, с одной стороны, интересно, насколько просто вывести девчонку из равновесия, Иштван ставил не дольше, чем на пару минут, жаль, рядом не было никого, кто мог бы принять пари. А с другой - ну и правда, как? Ни один из факультетов Дурмштранга не игнорировал боевую подготовку, пусть и не у всех она была краеугольным камнем, как на фламме или в личной армии профессора Вереша, который, конечно, не был никаким профессором. На ее стороне был элемент неожиданности, но только и всего! С таким раскладом шанс нарваться на того, кто сможет дать отпор, были слишком велики, а поверить в то, что за каждой жертвой долго и пристально следили, чтобы увериться в безопасности операции, было довольно сложно. Может, и самому податься в грабители в свободное от работы время?
- Что ты собираешься делать, если наткнешься на Форштосс, когда гуляешь вечерами, а?
И то, что до сих пор не нарвалось, можно было считать разве что удачей. Если Тройевахе и авроров было видно за километр по униформе, то бойцы профессора внешне ничем не отличались от людей. Не иначе, где-то неподалеку бил источник Феликс Фелициса. Убедившись, что Эва не ревет по поводу разбитых о каменистую землю коленок, и вполне может продолжать, Иштван кивнул.
- И постарайся сделать так, чтобы мне понадобилось хотя бы простейшее Протего, а то мне станет совсем скучно

+1

5

Когда противник оказался у нее за спиной, Эвика успела обернуться, но не успела ответить заклинанием, а потому через долю секунды оказалась отброшена назад. Удар, и девушка беззвучно, одними губами прошептала одно из тех коротких злых слов, которым улица учит очень быстро. А затем довольно ловко вскочила на ноги. В голове, конечно, пронеслась ремарка о том, что нарушать установленные тобой же самим правила вообще-то нечестно. Но озвучивать ее вслух Фрай не стала. Разумеется, нечестно, да и жизнь не слишком справедливая штука, и в настоящем бою с тобой никто не будет договариваться об условиях. Оказавшись на ногах, девушка тут же ударила снова.
- Impedimenta! – противнику прямо под ноги.
А сверху еще и Stupefy - не слишком оригинальный, зато надежный и действенный.
И лишь после этого ответила на заданные вопросы. Он пытается ее отвлечь – что ж этого она ему постарается не позволить, но и молчать тоже не выход. Во-первых, это палка о двух концах, так что, может, и она сумеет сбить Штефана с толку разговорами хотя бы ненадолго. А во-вторых, эта болтовня неплохо тренирует дыхание, а выносливость в сражении Эве точно не помешает.
Как им удавалось доставлять неприятности властям со своей убогой боевой подготовкой? Начать, пожалуй, стоило с того, что на стороне изгоев был эффект неожиданности. От трудных подростков не ждут слишком многого. Во-вторых, у них было численное преимущество. Нападать ребята предпочитали из засады, и уж, конечно, не выходили впятером против целой армии. Плюс – азарт, выносливость молодости и хорошая такая доля удачи. Впрочем, была и еще одна причина, вот именно ее Эвика и озвучила вслух.
- Не всем в нашей стране позволено владеть боевыми навыками. Так ли уж хорошо учат подобной магии простых обывателей? Не говоря уже о том, позволяют ли им тренировать ее после учебы? Разве это не опасно? Кто даст гарантию, что, защищая себя, они не пойдут против государства?
Затем Эва на всякий случай отскочила за то самое дерево, с которого не так давно срезала ветку. А то мало ли, вдруг ее противнику опять надоест ставить щиты. И ответ на вопрос про Форштосс прозвучал уже оттуда.
- Я неплохо бегаю. Жизнь научила.

Отредактировано Evika Frei (2018-02-02 23:55:53)

+1

6

Еще два заклинания, о которых его предупредили вслух. На этот раз они, как и положено, были встречены щитами. Нет, все же надо работать над невербальной магией. Или научить ее по-настоящему вкладываться в каждый удар, чтобы даже самые простые и заранее озвученные атаки ломали наспех выставленную защиту? Но он ведь пытался. И если деньги - недостаточная мотивация, тогда что вообще? Может, стоило представиться по полной форме? Что может вдохновить магглокровку больше, чем возможность убить какого-никакого, а Гринделвальда? Хотя нет, большинство ведь уверено, что все беды от канцлера, иначе он не лежал бы сейчас овощем в Хальтшеттере. Интересно, кому пришло в голову нападать именно на него? Может, боялись, что до Геллерта не добраться, но, скорее всего, не дали себе труда подумать хоть немного, и действительно винили Гартвига во всех своих бедах, многие из которых, по большому счету, вообще не имели отношения к смене власти и всем сопутствующим реформам. Вот и Эва туда же. Иштван хмыкнул.
- Чушь! Никто не запрещает тебе получать какие угодно навыки, а то, что тебе не подносят их на блюдечке с голубой каемочкой, так извини, жизнь вообще несправедлива.
В большинстве случаев единственным, что стояло между человеком и знаниями, была лень. С ленью Иштван был знаком очень хорошо, что, как не она, мешало ему зубрить всю эту скучнейшую теорию и быть среди лучших студентов? Что правда, он всегда честно признавал за собой этот недостаток, не пытаясь ни оправдаться, ни избавиться от него, и направляя все свои усилия на то, что было действительно интересно. Так что эти попытки выставить себя несчастной жертвой режима были попросту смешны, и уж точно не были ответом на вопрос.
- Ты не нарушаешь законы, когда учишься, я не нарушаю, когда тебя учу. Такую законопослушность вообще мало что оправдывает. Кроме высокой цели, которая, к счастью, уже совершенно противозаконна.
Мысль укрыться за деревом могла бы быть не безнадежной, если бы не одно но - цель, достичь которую, сидя в этом самом укрытии, едва ли было возможно. Было, конечно, еще с десяток этих "но", однако первое все еще оставалось самым весомым, если только кое-кто не пребывал в уверенности. что жертву, роль которой вообще-то сейчас играл Иштван, можно взять измором, и она добровольно повернется спиной, лишь бы только закончить этот цирк. Хотя, надо признать, даже это не всегда помогает: случалось ему выступать и против тех, кто чуял опасность затылком и успевал на нее ответить, даже не оборачиваясь. Он коротко вздохнул, припоминая ту дуэль. Если кто-то рождается с серебряной ложкой во рту, то брат в момент своего появления на свет однозначно сжимал беззубыми челюстями волшебную палочку.
- Почему ты не нападаешь, принцесса? Ждешь, что прилетит фея-крестная и атакует меня со спины? У меня для тебя плохая новость: ты совершенно одна, и неоткуда ждать помощи. Так что если не можешь взять мастерством, попробуй хотя бы напором. Что тебе терять, в конце концов?
Отсеченная ветка, подчинившись еще одному  заклинанию, превратилась в змею. Управлять ею Иштван, к его большому сожалению, не мог, но все равно, зачем добру пропадать. Змея угрожающе зашипела, но пока не нападала, может быть, желая удостовериться, что человек и в самом деле двигается и может быть опасен. А Эва проявила вдруг впечатляющее благоразумие. 
- И это очень правильно. Другое дело, что каждый первый из них может сделать так, - еще одна аппарация, так, чтобы оказаться лицом к лицу, и тот самый щит, но выставленный не для того, чтобы оградиться, выброшенный перед собой, как еще одно оружие. Воздух, конечно, пропустит, но прижмет к стволу, сдавит ребра так, что вдох уже не сделаешь. Мог бы и кости сломать, но Иштван так не усердствовал, и, продолжая удерживать давление, сообщил, давая понять, что вовсе не нарушает правила. - Протего.

+1

7

Про несправедливость жизни это он верное заметил. Но изгои и не ждали ничего, что могли бы преподнести им на блюдечке, они брали все сами. То есть то, что могли взять, конечно. И так, как могли – иногда довольно ловко, а иногда грубовато и неуклюже. Никто не учил их как, это делать, так что приходилось самим разбираться методом проб и многочисленных ошибок.
А вот по вопросу законопослушности можно было еще поспорить.
- Я не спрашиваю, где ты получил все эти знания и боевые навыки, но думаю, с этим у тебя все законно. А вот с остальным – вряд ли у тебя есть разрешение на их преподавание. Иначе ты не возился бы со мной, а вербовал в свою компанию совсем других ребят – сильных и подготовленных, таких каких берут в аврорат и Форштосс.
Название данной организации Эвика произнесла скривившись.
- Учителю это сделать проще простого.
Этих юношей и девушек изгои особенно ненавидели. Краса и гордость нынешнего режима. Им повезло родится в правильных семьях, и теперь они со всем старанием и усердием отстаивали свои привилегии, и защищали того, кто им эти привилегии предоставил. Но, увы, не бывало правил без исключений. 
- Ты ведь не стала иначе относится к Райнеру, когда он надел свой парадный мундирчик?
Разумеется, не стала. Просто решила, что уж в его-то случае все не по-настоящему, и запретила себе в этом сомневаться.
Однако все эти лирические размышления стоили Фрай потерянного времени, пусть и измерялось оно несколькими минутами, но ее сопернику хватило и этого.
Когда сила начинает давить, прижимает Эву к стволу, глаза ее расширяются от страха. Тут любой испугался бы, но бояться не стыдно, главное, не позволять страху захватить себя, полностью подчинить, сделать безвольной куклой, которая не может даже совладать с собственным телом. Страх можно слушать. И делать его стимулом. У девицы Фрай была в жизни возможность потренироваться. В обыкновенной драке вполне можно было получить сильный удар, который заставит тебя задыхаться. Но главное получить от него в итоге верный импульс – не запаниковать, а разозлиться. Вот и сейчас Эвика злилась, и злость предавала ей силы. Девушка не могла вдохнуть, но у нее еще оставались силы для последнего выдоха, а его хватает для простенького заклинания.
- Wingardium Leviosa! – формула звучит тихо, и даже с хрипами.
Ее руки не скованы, а нужный объект видится боковым зрением. Движение палочки – и змея поднимается в воздух, чтобы отправиться в сторону того, кто ее создал.

+1

8

От упоминания о разрешении на преподавание стало как-то особенно весело. А может и правда получить такое? Ну подумаешь, Геллерт в очередной раз будет смотреть, как на идиота, решит, что брату в голову очередная дурь ударила, но запрещать же не станет. Только вот зачем, если все уроки проходят исключительно на волонтерской основе?
- А я и не преподаю. У нас просто небольшой клуб. По интересам.
Разве не с этого начинал Вереш? Несколько человек, которые потом привели проверенных друзей, те - своих, и их становилось все больше с каждым годом. Лавина. О которой сначала никто не знал, а когда узнали - не восприняли всерьез. Кто же станет бояться школьников, которые увлеклись боевой подготовкой? Это же просто школьники. Как оказалось, возраст - не столь уж важный аргумент, когда ему противопоставляют напор, упрямство и абсолютную верность. А ее прощу всего получить, заставив кого-то оставаться в долгу.
- Форштосс никогда не искал подготовленных. Только перспективных.
Последнее слово он выплюнул с презрительной ухмылкой. Именно те, кто с самого начала не умел ничего, и были самыми перспективными, ведь чтобы обучить, нужно время, которое одновременно работает на то, чтобы до идеальной чистоты прополоскать мозги. Подумать только, когда ему самому отказали в этой характеристике, он по-детски обиделся. Ну и дурак был. Не понимал, что для профессора "перспективный" значит связанный пусть и не произнесенными, но от того не менее сильными обетами. И пониманием, что без отряда ты никто. Нет, Иштван никогда не был перспективным. Был для этого слишком уж индивидуалистом, слишком упрямым, слишком... Гринделвальдом.
И кто знает, оценил ли бы профессор Эву или тоже записал в неперспективные, но упрямства хватило и ей. И изобретательности, хоть и не до такой степени, чтобы уничтожить угрожавший ей щит, но настолько, чтобы отвлечь противника на уничтожение несчастной твари, которую жизнь явно не готовила к полетам, и заставить его попросту убрать. Иштван отступил, позволяя девушке отдышаться, но палочку не опуская. В конце концов, он не хотел превращать эту тренировку в то же, чем были все предыдущие, заставляя ее ставить и ставить щиты до полного изнеможения, так что просто ждал, когда она соберется с силами для следующей атаки.
- Считай, жизнь свою ты спасла и, если бы кто-нибудь еще тебя подстраховывал, могла бы даже успеха добиться. Но никого нет, а ты упустила возможность атаковать меня в упор. Потому что испугалась. Какой смысл в страхе, когда тебя уже загнал в угол тот, кто сильнее? Лучше уже злость. Ты умеешь злиться, Эва? По-настоящему, - ответил себе сам, потому что знал ответ, но не на тот вопрос,
который был действительно важен. - Да, конечно умеешь, только вот я не знаю, что же может тебя разозлить.
Но почему бы и не узнать, если палочка в руке и готова к подвигам, а принцесса не отводит взгляда, потому что только очень глупый или очень самоуверенный человек будет ловить ворон во время дуэли. Пасс легилименции, отработанный до оскомины, вышел легким, каким-то даже небрежным. Да и само прикосновение к разуму должно было быть слабым, едва ощутимым. Подсмотреть за поверхностными мыслями - это не ворошить память, сущий пустяк.

+1

9

Давление разом ослабевает, и Эва начинает судорожно глотать воздух. Пожалуй, после пережитого страха даже слишком резко, отчего девушка вдруг на несколько мгновений закашливается. Надо как-то поскорее взять себя в руки, но сперва от недостатка воздуха, а затем от его слишком большой порции, голова начинает идти кругом, а в глазах пляшут темные пятнышки.
- Умеет ли она злиться? Да она, кажется, только это и делает всю свою жизнь.
Злится на родителей за то, что те так и не соизволили выделить ей порядочную порцию любви. Злится на волшебный мир, который сначала пообещал таким как она сказку, а потом оказалось, что места главных героев в этой истории давным-давно заняты. И даже если бы храброму портному тут повезло победить великана, он никогда бы не стал королем, а лишь вернулся туда, откуда пришел, и продолжил бы жить как прежде, по официальной версии, долго и счастливо… Злится на тех, кто имеет власть в этой стране, и кто отчего-то присвоил себе право все решать за других. А последствия, что падают на головы людей, этим решением недовольных, Эва видит каждый день. Злится на то, что им с друзьями приходится отсиживаться в холодных подвалах и заброшенных домах. Вчера вот злилась особенно сильно, потому что беспокойно засыпать приходилось на голодный желудок…
Как ни странно, эти неуместные размышления дают время прийти в себя. Эва, наконец, выполняет палочкой нужное движение.
- Incendio.
Хорошее заклинание. В Цаубергайсте считают, что оно бытовое, потому и позволяют учить. А как еще быстро развести огонь в камине какого-нибудь уважаемого господина? Lacarnum Inflamare для этого не подойдет, слишком холодным будет пламя.
Эвика направляет огонь на край мантии Штефана. Ничего хорошего, конечно, в наведении такого заклинания на человека, но девушка уверена – ее недавний знакомый со своими умениями справиться с этим легко, и достаточно быстро. Значит все остальное нужно успеть сделать еще быстрее.
И тут же вслед за Incendio отправляет в соперника еще один Stupefy. Если повезет, то Штефан отвлечется на тушение пламени, а значит у оглушающего заклинания будет шанс.

0

10

Злилась Эва довольно предсказуемо. Похоже, жизнь обижала ее регулярно и не без удовольствия. Нет, кто бы спорил, таким как она в этой стране жилось не то чтобы легко и свободно, но честно говоря, Иштван ожидал увидеть что-то большее, что-нибудь... Да кто его знает. Наверно, пора уже было смириться, что некоторые совершенно не хотят превращать свою жизнь в классическую драму с единым конфликтом, а страдают-то в общем по мелочам. И, может, даже извлечь из этих мелочей что-нибудь полезное. Вот, например, ее друзей, о которых она сама отчего-то не спешила рассказывать, может быть, пытаясь оградить их от лишних проблем, а может, просто желая обойти их на повороте хотя бы в том, что касалось боевой подготовки. В чем именно могла быть их польза, он пока понимал не совсем ясно, но чувствовал, что и они могут пригодиться. И, может быть, даже раньше, чем сама Эва. Узнать бы, для начала, где их искать, а там можно и поговорить. Предложить и им что-нибудь. Сбить себе приличный, пусть и небольшой, отряд, который будет абсолютно уверен, что борется за справедливость. А может и правда будет за нее бороться - справедливость слишком многолика, чтобы с уверенностью сказать, что она такое.
И все же за то, что результат явно не соответствовал усилиям, было немного обидно. Тем более, что усилий легилименция требовала немалых и, что еще важнее, требовала внимания. Так что воспламеняющее заклинание Иштван заметил только тогда, когда пола мантии вспыхнула, ставя его перед выбором: тушить огонь или выставить щит против атаки, которая непременно должна была последовать, если предыдущие уроки не прошли даром. Пятьдесят золотых или мантия, которая стоила, пожалуй, не меньше. Одной из вещей, которых в своей жизни Гринделвальд терпеть не мог, была свобода выбора из двух одинаково дерьмовых вариантов. Сегодня он точно не был на такое настроен, лучше уж рискнуть и сделать ставку на скорость.
Из палочки хлестнуло по ногам холодной водой. Мало, ткань все равно продолжала тлеть, но с этим можно было и потом разобраться, теперь же куда важнее был щит. И Иштван вычертил пасс - одновременно со взмахом Эвиной палочки. Ну или мгновением позже. А еще через секунду осел на землю.

0


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » present » Путь наш длинен и суров, много предстоит трудов...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC