BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL

Объявление

гостевая // внешности //нужные
правила // faq и матчасть// анкета // сюжет
Теодесрайх - магический Первый рейх, значительно переживший свой маггловский аналог. Три года назад власть в стране захватил Геллерт Гринделвальд, на корню уничтожив зарождавшиеся ростки всеобщего равенства и демократии. Сейчас в Теодесрайхе господствуют взгляды о неоспоримом превосходстве волшебников над магглами, и многие опасаются, что скоро Гринделвальд захочет подчинить себе и другие страны. Говорят, что магическая Европа стоит на пороге полномасштабной войны. Так ли это? Игра покажет.





GellertAwelinWerner
Май-июнь 1924 года. В Теодесрайхе совершено покушение на канцлера, и эту должность временно занимает Геллерт Гринделвальд. Первой подозреваемой оказывается дочь верховного судьи Авелин фон Придд, но уже две недели спустя ответственность за, как они утверждают, убийство канцлера берёт на себя ранее неизвестная радикальная оппозиционная группировка Фрайзайнмахт. Впрочем, у официальных властей своя версия, и уже вскоре обвинение предъявлено голландскому сепаратисту Франсу ван дер Бринксу, что ставит под вопрос ранее достигнутые договорённости с Данией о создании союзного государства.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » alternative » Все слышней в таверне смерти кастаньеты


Все слышней в таверне смерти кастаньеты

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Действующие лица:, Марсель Валмэ или Чени-что? Адела Мартин, Ричард Окделл
Место и время действия:
Оллария ака Ракана, Талиг
Описание событий:
Не смотря на то, что на трон наконец сел истинный король Альдо Первый, в городе каждый день вспыхивают новые погромы.

Отредактировано Richard Sternberg (2017-05-07 22:12:48)

+1

2

[STA]Это было печально...[/STA] [NIC]Марсель Валме[/NIC]  [AVA]http://savepic.ru/13943235.jpg[/AVA]
Марсель Валме, граф Ченизу, великий герцог Урготский и еще что-то там, а кроме того, тонкий ценитель и знаток поэтического слова, пребывал в абсолютной уверенности, что некоторым лишенным вкуса людям, в частности любителям белых панталонов, не стоит давать городам названия, а в особенности в честь самого себя. Надо сказать, такая идея вообще казалась ему довольно пошлой, но к Олларии за четыреста лет все как-то привыкли, да и слово было звучное и красивое, переливалось на языке, неплохо ложилось бы в песни, если бы у Марселя был талант к сочинению чего-нибудь в патриотическом пафосе. Впрочем, может быть, он когда-нибудь и мог бы сподобиться на такое, но однозначно не в ближайшие годы. Такими стихами не наполнишь письма к Франческе. Даже если этим письмам не суждено быть отправленными. А раз так, то для чего вообще такая поэзия?
Ракана была совсем другим делом. Слово вышло какое-то неприличное, хотя люди и старались делать вид, что все в порядке. Тараканы были отнюдь не худшими ассоциациями, связанными с новым названием, хотя они и оказались самыми живучими, как и полагалось их, тараканьему, брату. Эрнани в свое время, выбирая имя для нового города, оказался куда сознательнее своего далекого потомка, ну или, может, просто скромнее. 
Простым людям было проще. Они рождались в Олларии, умирали в Олларии, в Олларии рождались их дети и были похоронены их отцы. Может быть, они и не забыли, что теперь у них новый король и новое название, но явно не принимали все слишком близко к сердцу - они продолжали жить в Олларии. А вот фелпскому послу приходилось ехать улицами Раканы, и еще и демонстрировать свое удовольствие на этот счет. Последнее давалось не так уж сложно. Марсель и правда был доволен, не положением вещей, конечно, он был доволен собой. Господин, чье имя теперь носила столица, ради бессмертной любви к прекрасной Елене и прилагающимся к ней приятным дополнениям, сделает именно то, что нужно. Сначала Валме еще сомневался, но теперь уже нет. И как только сделает, из этой самой столицы можно будет испариться как Валтазар с первым лучом рассвета. Кое-кого с собой захватить, разумеется, оставив взамен разве что накладное пузо.
Пузо сейчас было при нем, как и локоны. Из посольского набора не хватало только львиной собаки, но Котик сегодня был милосердно оставлен в обществе Эвро и прекрасной баронессы. Ему там было хорошо, Марселю тоже было бы, но не судьба. Здесь, наверно, следовало бы заметить, что ничто не предвещало. Солнце светило, ветер нес обычную городскую вонь, даже крысы спокойно бегали вдоль улиц. Особенно крысы. Одну из них он увидел почти в тот же момент, когда услышал доносящиеся издалека звуки, подозрительно похожие на то, что целомудренно называют "беспорядками". Крыса гордо называлась нынче супремом и спокойно удалялась от подозрительных звуков, даже почти не оглядываясь.  Валме цокнул языком - ну уж нет, так дело не пойдет - и пустил коня наперерез.
- Господин супрем! - Окделл не спешил отвечать, реагировать, да и просто слышать, но Марсель никогда не пасовал перед трудностями. - Сударь, постойте!
Теперь, когда господин повелитель скал не смог бы отступать, не перепрыгнув через господина посла, можно было бы и поговорить. Конь Валме однако не желал стоять спокойно и переступал на месте, медленно, почти незаметно оттесняя Ричарда в сторону переулка, из которого он пытался сбежать. Марсель недовольно посмотрел на скакуна, но тот отчего-то взгляд проигнорировал.
- Мне кажется, этой дорогой, - он кивнул на переулок, звуки из которого доносились все более тревожные, - вы быстрее доберетесь до людей и сможете погасить конфликт. Я ведь не ошибся в ваших намерениях? Уверен, его величество будет впечатлен вашим мужеством.

Отредактировано István Grindelwald (2017-05-09 20:12:27)

+1

3

В таверне «Право господина» привыкли вставать рано, ведь работы в хорошем заведении, которым несомненно являлась таверна, всегда было предостаточно. Лодыри в работниках у отца долго не задерживались, сам он никогда не бездельничал, да и Аделе – будущей наследнице заведения – еще с детства пришлось немало в нем потрудится. Но девица никогда не боялась работы – в ней не было ничего позорного, а природная энергия и ловкость, позволяли ей легко справляться с самыми разными делами.
Строго говоря, владеть «Правом господина» будет, конечно, не сама Адела Мартин, а ее будущий супруг. В качестве жениха Робертом Мартином несколько месяцев назад был одобрен Эмиль – сын владельца не менее уважаемой таверны. Эмиль был младше самой Делы на пару лет, ничем особенным не выделялся, зато происходил из хорошей семьи и, выйдя за него замуж, девица Мартин станет хозяйкой сразу двух весьма доходных заведений. Адела против замужества не возражала, романтические иллюзии были ей не свойственны, в отличие от многих других двадцатилетних девиц…
Итак, сейчас, к полудню, в таверне было уже немало народу, так что дочка Роберта Мартина скоро, но без лишней суеты сновала между столиками. Время от времени хлопала входная дверь, пропуская в общий зал новых посетителей.
- Благодарю, сударь.
Дела высыпала горсть монет в карман фартука и, подхватив поднос, направилась было к стойке. Дверь хлопнула в очередной раз, и девушка сперва даже не обратила на это внимание. Ее отец тоже на сразу взглянул на вошедшего, а разглядев его только коротко процедил сквозь зубы.
- Вон.
Тут уже и Адела решила обратить внимание на новоприбывшего. И едва не выронила поднос из рук.
- И ему еще хватило наглости снова заявится сюда?
- Не слишком вежливый прием у тебя в таверне, Роберт.
Вошедший мужчина уходить совершенно не собирался.
- Для тебя он всегда будет таким, Гастон. Убирайся.
Чтобы подносу и посуде на нем ничего не угрожало, девица Мартин все-таки пристроила его на один из столиков.
- Да вот не могу, Роберт, видишь ли…
- Еще как можешь! Я сам вышвырнул тебя еще неделю назад после попытки стащить выручку. Кстати, потом еще несколько посетителей рассказали мне забавные истории об исчезновении своих кошельков в моей таверне с приличной репутацией. Так что, если ты думаешь, что после этого я возьму тебя обратно…
Пока отец говорил, Гастон успел неспешным шагом преодолеть расстояние от двери до стойки.
- Не думаю, Роберт. Потому что мне это больше не нужно. Твоя таверна теперь принадлежит мне.
Роберт Мартин громко рассмеялся прямо в лицо собеседника.
- Еще только полдень, Гастон. А ты уже успел напиться до сумасшествия?
Мужчину совершенно не смутил подобный прием.
- Вовсе нет.
Гастон вытащил из-за пазухи бумагу и, развернув ее, продемонстрировал написанное там и странную печать нового короля.
- Прочти сам. Эта бумага удостоверяет мое право на владение твоей таверной.
Ощеломленный Роберт пробежал глазами по пергаменту. А потом еще раз, и еще…
- Видишь ли, - весьма елейно продолжал Гастон, - если ты ловкий парень, у тебя всегда есть возможность оказаться полезным кому-нибудь при дворе великого Альдо Первого. А потом королевские люди найдут достойный способ тебя отблагодарить. Но я не так злопамятен как ты, Роберт, так что вполне возможно, что я даже возьму тебя на работу. Если, конечно, твоя дочка будет со мной достаточно ласкова…
Гастон мерзко улыбнулся в сторону Аделы.
- Тварь! Да если ты хотя бы попытаешься прикоснуться ко мне… Я огрею тебя чем-то потяжелее того ковша, которым отходила по спине, когда ты пытался сделать это в прошлый раз…
Визитер едва успел договорить, как Мартин с размаху ударил кулаком по стойке.
- Убирайся!
- Я предполагал, что ты так ответишь на мои самые добрые намерения.
Гастон продолжал также мерзко улыбаться, отступая к двери.
- Поэтому позвал с собой некоторых ребят. Они, знаешь ли, очень уважают закон и особенно закон короля Альдо Первого.
Дверь снова отворилась и в таверну шагнуло человек десять ребят. Адела скользнула взглядом по их лицам… Да уж, закон они явно уважали. Некоторые из них по нескольку лет демонстрировали свое уважение где-нибудь на каменоломнях или рудниках.
- Это еще не все, Роберт. На улице еще десяток. А кто у тебя из защитников? Один громила-вышибала?
Посетители таврены, давно уже осознавшие, что дело нечем хорошим не кончится торопливо потянулись к выходу. Впрочем, не все. Трое человек неспешно вставали из-за разных столов, разминая руки и плечи, готовясь постоять за свое любимое заведение и за честного трактирщика Роберта Мартина…
Отец рывком втащил Аделу за стойку и тут же закрыл девицу собой. А драку первым начал все-таки вышибала…
[NIC]Адела Мартин[/NIC]
[STA]бойкая девица[/STA]
[AVA]http://savepic.ru/14051689.jpg[/AVA]

0


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » alternative » Все слышней в таверне смерти кастаньеты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC