BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL

Объявление

гостевая // внешности //нужные
правила // faq и матчасть// анкета // сюжет
Теодесрайх - магический Первый рейх, значительно переживший свой маггловский аналог. Три года назад власть в стране захватил Геллерт Гринделвальд, на корню уничтожив зарождавшиеся ростки всеобщего равенства и демократии. Сейчас в Теодесрайхе господствуют взгляды о неоспоримом превосходстве волшебников над магглами, и многие опасаются, что скоро Гринделвальд захочет подчинить себе и другие страны. Говорят, что магическая Европа стоит на пороге полномасштабной войны. Так ли это? Игра покажет.





GellertAwelinWerner
Май-июнь 1924 года. В Теодесрайхе совершено покушение на канцлера, и эту должность временно занимает Геллерт Гринделвальд. Первой подозреваемой оказывается дочь верховного судьи Авелин фон Придд, но уже две недели спустя ответственность за, как они утверждают, убийство канцлера берёт на себя ранее неизвестная радикальная оппозиционная группировка Фрайзайнмахт. Впрочем, у официальных властей своя версия, и уже вскоре обвинение предъявлено голландскому сепаратисту Франсу ван дер Бринксу, что ставит под вопрос ранее достигнутые договорённости с Данией о создании союзного государства.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » present » Опасная профессия


Опасная профессия

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://ysia.ru/wp-content/uploads/2017/03/1340358600_foto1.jpg
Действующие лица: Gellert Grindelwald, Awelin von Pridd
Место и время действия:7 мая 1924 года, канцлерат.
Описание событий: Тяжела жизнь журналиста и полна неожиданностей. Вот ты задаёшь вопросы первому лицу государства, а вот уже вопросы задают тебе. Неприятные, стоит заметить, вопросы.

0

2

Окончательно перепоручив Ансварта заботам Эриха, Геллерт намеревался немедленно заняться получением признания от этой журналистки, и плевать на её фамилию. Если фон Придды надеялись, что их влияние может послужить им щитом, их ждёт сюрприз. Нет, он не может позволить всей этой аристократии даже допустить мысль о том, что они могут диктовать ему свои условия. И уж конечно, он не может спустить с рук такое, какими бы ни оказались последствия. Если девчонка-Придд окажется слишком упрямой, он просто вытрясет из её памяти всё, что требуется, и дело с концом. Вызвать, что ли, Цири, чтобы прямо сейчас организовала арест сразу всех представителей этого явно чрезмерно расплодившегося семейства, пока не разбежались? А там уже посмотрим, кого отпустить и стоит ли вообще…
К счастью для Приддов, на Регенплац и в здании канцлерата была заблокирована аппарация.
Пока Геллерт, даже сейчас не пошедший против своей нелюбви к каминам, пересекал Регенплац, в его голову впервые осторожно, опасливо оглядываясь по сторонам, забрёл несмелый вопрос: а с чего он вообще взял, что покушение организовали Придды?
Вопрос Геллерту не понравился, но он был слишком резонный, чтобы его игнорировать.
А действительно, с чего?
Геллерт резко замер на месте, из-за чего какой-то шедший позади маг на него чуть не налетел. Кажется, он собирался возмутиться. Кажется, он очень быстро передумал и постарался побыстрее скрыться из виду. Геллерту было не до того. Вся его уверенность в следующем шаге не выдержала этого простейшего вопроса, и это было сродни катастрофе, потому что он не мог сейчас позволить себе сомнения.
Он должен был действовать решительно и эффективно, а не раздумывать над тем, что допустимо, а что нет.
Но… с чего он взял?
Отправлять Тройевахе в редакцию Нойецайт он не стал. И даже к журналистке отправился не сразу, а лишь после отчёта о продвижениях в расследовании за то время, пока он отсутствовал.
Зайдя в допросную, где всё это время держали девушку, он прямо с порога приказал оставить их наедине и, окинув журналистку критическим взглядом, заявил:
- Да, пожалуй, Дитмар прав, называя вас всего лишь исполнителем, фроляйн фон Придд. Давайте так, вы расскажете мне, как пронесли артефакт, и я обещаю, что жизнь вы сохраните.
Свободный стул он игнорировал, стоя у самой двери в допросную, как будто рассчитывал на быстрое окончание разговора.
Вряд ли, конечно. До этого момента девчонка держалась с достойным лучшего применения упрямством. Может даже, искренне верила в то, что говорит. На месте старшего Придда, он бы скрупулёзно поработал над её сознанием, прежде чем отправить в канцлерат...
Или не Придда? Не могли же они так очевидно подставляться…
Геллерт нетерпеливо мотнул головой, отгоняя навязчивые, но ненужные в данный момент вопросы.

+1

3

Это все было...внезапно. И больше всего напоминало затянувшийся дурной, абсурдный сон, который не желал заканчиваться. На худой конец розыгрыш, если бы все не было так серьёзно. Несколько часов показались вечностью, разбавляемой одними и теми же вопросами и такими же на них ответами.
Первое непонимание  и терпеливые разъяснения, что она, Авелин, понятия не имеет, как подобное могло произойти начало сменяться закипающим внутри раздражением, которое пока ещё удавалось сдерживать внутри, ограничиваясь нетерпеливым постукиванием по столешнице.
Придд в общем-то всегда считала, что от работников силовых структур мозги особо не требуются, главное исполнительность и реакция. С реакцией у этих ребят, надо признать, все было отлично. Она даже толком не успела понять, что произошло, а уже в допросной. Можно спать спокойно, безопасность Теодесрайха в надёжных руках. С исполнительностью, судя по всему, тоже было недурно, го вот все остальное... Нет, ну честное слово, как-будто со стеной разговаривает, от которой ответы отличают так, будто она их и не давала.
- Послушайте, это все лишь статуя орла. Да, он был зачарован на поднимание крыльев и прочую чепуху, но совсем не на то, чтобы... - Авелин сбилась, потому что дверь неожиданно открылась, она в общем-то уже не ждала, что произойдёт чудо, и вот сейчас сообщат, что виновник пойман и она может идти, но каждый раз сердце с надеждой подпрыгивало.
Вошедшего человека было невозможно спутать ни с кем другим, и уж он вряд ли пришёл пожелать удачно добраться до дома. Придд как-то инстинктивно беззвучно сглотнула и встала, потому что мысль сидеть в присутствии Гриндевальда показалась какой-то неправильной.
Теперь она почувствовала ещё большую обреченность, потому что раз уж пришёл этот человек - все действительно плохо.
Все вышли. Гриндевальд не садился. Придд как-то тоже не хотелось.
И она ожидала чего-угодно, но только не услышанного уже раз десять за сегодня вопроса. Авелин устало выдохнула и все же присела, потому что силы внезапно кончались.
- Герр... Герр Гриндевальд, - как-то она привыкла обращаться так совсем не к первому лицу государства, а скорее к первому носу Дурмштранга, эта дуракцая мысль заставила девушку совершенно не к месту улыбнуться, и она только понадеялась, что это примут за нечто нервное, - Как я уже сказала вашим...людям, это какое-то недоразумение. Позвольте напомнить, что это "артефакт" осматривали ваши люди, прежде чем пустить с ним внутрь и тогда все было нормально. Неужели вы думаете, что это...покушение... - слово резануло слух и только сейчас показалось каким-то невероятно страшным, - Дело рук газеты? Наша семья всегда вас поддерживала и продолжает это делать. А то, что произошло дело рук совсем не тех, кто на стороне просвещающего и сильного Теодесрайха.
Ещё никогда ей с таким трудом не давалось формулированием предложений и одного короткого взгляда на Гриндевальда было достаточно, чтобы почувствовать себя полной идиоткой, а все сказано посчитать глупостью.  И тем не менее, Авелин все равно не понимала, как можно было подумать, что она или ее семья могли иметь отношение ко всему этому.
- Этого дурацкого орла даже выбирали-то не мы, - будто это могло что-то объяснить, в горле внезапно пересохло и это действовало на нервы, - Можно мне воды?

+1

4

Журналистка отчего-то решила разговаривать стоя. Хотела создать иллюзию разговора на равных? Нет, она встала, едва лишь он вошёл то ли чтобы возмутиться, то ли приветствуя.
“Или просто от испуга”, - мысленно добавил Геллерт, когда девушка запнулась и отчего-то начала улыбаться.
Но нервы или нет, а журналистка уверенно стояла на своём и даже пыталась приводить аргументы и, может даже, верила, что все эти её слова звучат убедительно. Да-да, очень убедительно - начиная с попытки спихнуть ответственность на аврорат по принципу “Раз меня пропустили, то я не виновата”. Геллерт выслушал, склонив голову на бок, а под конец не удержался и насмешливо фыркнул. Фройляйн фон Придд стоило бы понимать, что высокопарные лозунги пригодны лишь на публике, а здесь и сейчас, когда нужна информация, а не пустые заверения, выглядят как уход от ответа.
Подавив ещё один раздражённый смешок, Геллерт в два широких шага подошёл к столу и сел на его край, не обращая внимания на то, что на журналистку он теперь смотрел снизу вверх.
- Значит, моё предложение вас не интересует… - разочарованно протянул он. - Жаль.
Он замолчал на несколько секунд, изучающе разглядывая лицо фон Придд, но потом решил всё-таки снизойти до того, чтобы ответить на её вопросы.
- Артефакт осмотрели, - кивнул он. - И у меня нет оснований полагать, что проводившие осмотр намеренно или случайно пренебрегли своими обязанностями.
“Пока”, - но озвучивать это было незачем.
Сейчас специалисты работали со взятыми у авроров воспоминаниями, проверяя их на предмет стороннего вмешательства, которого, согласно предварительному заключению, обнаружено не было. С аврорами было проще - проверить нужно было лишь небольшой заранее известный участок памяти, а вот с журналисткой так, увы, не выйдет. Если она действительно верит в то, что ничего предосудительного не совершила, то вмешательство могло произойти когда угодно.
- И поэтому я спрашиваю вас: как вы пронесли проклятый предмет, не вызвав подозрений у… моих людей? А ваше желание выгородить того, кто вас использовал, как раз и наталкивает меня на мысль, что ваша семья не столь предана мне, как пытается казаться.
Он говорил терпеливо и мягко, как с провинившимся маленьким ребёнком, которого надо не отругать, а объяснить, чтобы больше он так не делал.
- Или же вы нашли тех, кто для вас важнее семьи и собственного благополучия, - предположил Гринделвальд, ненадолго задумавшись. - Вы уверены, что они стоят того, чтобы защищать их ценой собственной жизни?
Журналистка ещё раз попыталась обратить внимание Геллерта на кого-нибудь ещё. Замечание было вообще-то правильным. Выяснить, откуда и при каких обстоятельствах Придды нашли этого орла ещё предстояло, но менять тему сейчас Геллерт не собирался.
- Об этом вы мне ещё непременно расскажете, - с неискренней доброжелательностью  улыбнулся он журналистке. - А пока мы остановимся на том, что делали именно вы.
Просьбу воды он пока проигнорировал.

+1

5

В такой тупиковой ситуации Авелин находилась впервые. Обычно, когда она говорила, что что-то не делала, все от нее отставали. А тут она уже раз сто повторила о своей непричастности, а у нее опять спрашивают, как она это сделала. С другой стороны, и в покушении на канцлера ее раньше не обвиняли. День, несомненно, был богат на новые впечатление. Она, конечно понимала, что эта не та ситуация, где достаточно просто сказать "это не я", но все же она никак не могла взять в толк, с чего ей или ее семье такое затевать. Девушка обессиленно выдохнула. Возможно, это было просто стандартным таким опросом, может других сейчас держат точно так же. Наверно, Донна вполне могла бы ей сказать точно, как обычно подобное проходит, но Донны тут не было.
- Я никого не выгораживаю, герр Гриндевальд, я этого не делала, мои родные этого не делали, мои знакомые...понятия не имею, но точно о подобном меня не предупреждали, иначе бы я им врезала! - Придд всплеснула руками и наконец-то села, подперев щеки ладонями, все это начинало надоедать, утешало только то, что человек напротив тоже едва ли желал провести вечер здесь с ней задавая один и тот же вопрос.
- Канцлер ведь жив? - был бы мертв,так терпеливо бы с ней не болтали, Авелин хмыкнула свой же мысленный ответ,- Мне и моей семье прекрасно живется, зачем нам заниматься подобным. К тому же, уж извините, если бы я хотела устроить что-нибудь подобное, не с канцлером конечно же, но в общем, абстрактно, я бы не полезла сама в мышеловку, не дотрагивалась бралась бы сама тащить этого проклятого во всех смыслах орла и вообще держалась бы подальше. Ну слишком ведь топорно! Стоило бы выбрать что-то что почти со мной не связано, а так выходит, что я тут решила самопожертвованием заняться. Я знаете ли, к ним совсем не склонна.
Придд замолчала не зная, что еще сказать или предложить. С этими не разнообразными вопросами-ответами, они далеко не уедут, я заканчивать свою жизнь вот так - тоже не хотелось.
- Просто скажите мне, что нужно, чтобы доказать вам свою непричастность? Проверите мою память? Я знаю, что ее можно менять, но это проходить бесследно, будут "шрамы" и всякое такое. Нет, конечно, наверно бывают волшебники, способные сделать все чисто, - припомнила лекции Авелин, а потом поняла, что ее понесло куда-то не туда,- В общем, вряд ли такие есть. Хотя я не сомневаюсь в ваших способностях, но вряд ли вы лично мне ее меняли.- ну немного польстила, ну с кем не бывает, ей не сложно - человеку приятно, главное, улыбнуться по-искренней,- Не знаю, как вас еще убедить.

0


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » present » Опасная профессия