BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL

Объявление

гостевая // внешности //нужные
правила // faq и матчасть// анкета // сюжет
Теодесрайх - магический Первый рейх, значительно переживший свой маггловский аналог. Три года назад власть в стране захватил Геллерт Гринделвальд, на корню уничтожив зарождавшиеся ростки всеобщего равенства и демократии. Сейчас в Теодесрайхе господствуют взгляды о неоспоримом превосходстве волшебников над магглами, и многие опасаются, что скоро Гринделвальд захочет подчинить себе и другие страны. Говорят, что магическая Европа стоит на пороге полномасштабной войны. Так ли это? Игра покажет.





GellertAwelinWerner
Май-июнь 1924 года. В Теодесрайхе совершено покушение на канцлера, и эту должность временно занимает Геллерт Гринделвальд. Первой подозреваемой оказывается дочь верховного судьи Авелин фон Придд, но уже две недели спустя ответственность за, как они утверждают, убийство канцлера берёт на себя ранее неизвестная радикальная оппозиционная группировка Фрайзайнмахт. Впрочем, у официальных властей своя версия, и уже вскоре обвинение предъявлено голландскому сепаратисту Франсу ван дер Бринксу, что ставит под вопрос ранее достигнутые договорённости с Данией о создании союзного государства.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » present » В интересах революции


В интересах революции

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Действующие лица: Evika Frei, István Grindelwald
Место и время действия: 3 мая 1924, Вена.
Описание событий: Можно ли напасть на настоящего Гриндевальда, а потом выжить? Можно.

0

2

Эва сильнее запахнула полы коричневой мантии и спрятала ладони в длинные рукава. На улице был уже май месяц, достаточно теплый для здешних широт, но промозглая сырость, царившая в заброшенном доме, где сейчас прятались они с ребятами, казалось настолько крепко вцепилась в них, что не отпускала даже вдали от него. Конечно, они создавали небольшие магические очаги, но злоупотреблять ими означало рисковать выдать себя, а для борьбы с этой глобальной сыростью эпизодических вспышек тепла было явно недостаточно. Хорошо хоть подростки сумели избавить свое временное убежище от плесени и некоторых волшебных паразитов.
- Да уж, спасибо родному Цаубергайсту, - в мыслях Эвы было сейчас достаточно сарказма, - с бытовыми заклинания мы ладим, жаль, с целительскими не очень…
В подобных условиях измотанные и постоянно недоедающие изгои становились легкой добычей для сезонных простуд. Эва пока держалась довольно бодро, но все же ощущала, что со дня на день и ей понадобятся целительские настои. Остальные тоже пытались сражаться с болезнью, но особенно у двоих из них она приобретала все более затяжной характер. Денег на зелья и пилюли у ребят предсказуемом не было, а потому Фрай решила, что проблему нужно решить, пока она сама еще стоит на ногах.
Эвика знала, что друзья разозлятся, когда поймут, что она ушла на дело одна. И забрала их единственную метлу. Но если все сложиться успешно, и девушке удастся достать денег, она будет готова потерпеть их упреки.
От дома, где скрывались изгои, Эва долетела до окраины города, а затем, старательно спрятав метлу, пешком дошла до этой самой улицы. Здесь им еще не доводилось «охотится». Темный промежуток межу домами был идеальным местом для засады, однако девушка просидела здесь уже битый час, но так и не дождалась подходящего прохожего.
Эва снова подтянула чуть сползшую мантию, та была ей явно великовата. От нечего делать поправила на голове берет, под который перед выходом из дома спрятала волосы, и лишь тогда заметила хорошо одетого мужчину как раз возле входа на улицу. Обычно изгои гораздо более тщательно выбирали тех, у кого отнимали деньги. Следили, чтобы у человека они не были последними, ну и, конечно же, за тем, чтобы объекты охоты процветали при нынешней власти. Но сейчас у Фрай не было ни времени, ни возможностей для проверки, да и господин не походил на того, кто внезапно станет нуждаться в деньгах после небольшого уличного ограбления. Так что пора было приступать к решительным действиям. О суете пришлось тут же забыть, и Эва замерла, стараясь ничем себя не выдать. Дождавшись, пока прохожий войдет и окажется к ней спиной, девушка вышла из тени.
- Petrificus Totalus.
Заклинание было брошено настолько быстро, насколько она умела. Грабители в легендах и сказках любили задавать вопрос «Кошелек или жизнь?». Но в реальности пока ты спросишь об этом, волшебник уже добрый десяток раз успеет выхватить палочку. Так что Эва предпочитала не позволять себе лишних разговоров.

+1

3

Ничем не примечательный рабочий день. Опять сплошная бюрократия, ни одного вызова в поле. В последнее время становилось скучно. Это потому что мирно, то есть для страны в целом совсем неплохо, но Иштвану не было необходимости рассуждать категориями целой страны, ему вполне хватало личного предвзятого взгляда, а на его личный предвзятый взгляд, становилось скучно. Это немного компенсировалось теми визитами в новый с иголочки Нурменгард, которые ему по-братски разрешил Геллерт. Место это очаровывало. Без сарказма, оно впечатляло, оставляло неизгладимый след в душе и вообще было очень милым. Жителей там пока было немного, и жителями их можно было назвать весьма условно, потому что долгой и счастливой жизни для них явно не планировали. И это было однозначно к лучшему, потому что теперь эти люди искупали свои ошибки тем единственным способом, которым могли: предоставляя в распоряжение интересующихся свои тела и сознание. Последнее, собственно, и интересовало Гринделвальда, работать с магами было намного интереснее, чем с магглами. Обдумывая результаты сегодняшнего визита, Иштван аппарировал на площадь, а оттуда направился в сторону дома пешком. Неприятностей он, разумеется не ждал, слишком часто ходили здесь патрули Форштосса, которые боялись заходить в менее благополучные районы. Поэтому палочка оставаласт в чехле, и поэтому же, обратись к нему кто-то по-немецки сейчас, он вряд ли заметил бы. Но латынь обращала на себя внимание и будила сначала рефлексы, только потом осмысленные действия.
На рефлексах Иштван отпрыгнул вправо, надеясь, что тот, кто решил устроить на ночь глядя дуэль, не предусмотрел таких маневров, и почувствовал спиной стену. Удивляться было нечему, самая дорогая земля Теодесрайха предполагала и самые узкие переулки, и все же сюрприз был пренеприятным. Иштван выхватил палочку и, не тратя время на точный прицел, наотмашь хлестнул по ногам.
- Flagello
Он хорошо понимал, что его боевая подготовка далека от идеала даже после нескольких лет в Форштосс и тренировок, которыми его иногда радовал брат, и которые больше похожи были не на тренировки, а на "я нападаю, а ты как знаешь". Боевая магия требует постоянных упражнений, а в последнее время Иштван находил намного более интересные способы провести время. Но еще он понимал, что человек, использующий вербальную магию, вряд ли будет сильнее его. И что уже следующая атака будет прицельной. Ну а пока стоило прикрыть голову.
- Reflecto

Отредактировано István Grindelwald (2017-05-05 19:19:55)

+1

4

Человек, намеченный в жертвы, оказался даже готов оказать сопротивление. Что ж, тем лучше. Кому нужна такая победа, за которую даже не пришлось побороться? В дело вступил азарт, и неудача первой атаки совершено не обескуражила Эвику. Считалось, что боевая магия не нужна магглороженным студентам, а потому в Цаубергайсте ее долгое время не преподавали. Правда, еще во время учебы Эвы руководству удалось ввести в программу занятия по защите от Темных искусств. Курс был весьма популярен среди студентов, но много ли освоишь за три года? А сейчас, говорят, даже этому не учат.
Ощущение удара никак нельзя было назвать приятным, но, когда ты постоянно ввязываешься в драки, рано или поздно приобретаешь полезный навык – продолжать борьбу, несмотря на боль. Потом, после завершения схватки, будет еще время заживить раны. Так что Эва подтянула колени к подбородку и быстро перекатилась по земле прямо к одному из выступов стены. Еще рывок – и выступ стал ее укрытием. Правда, только с одной стороны, но именно с этой стороны и находился сейчас ее соперник. Теперь главное, чтобы он не скрылся. В конце концов ничто не мешает ему сейчас сбежать, прикрываясь щитом из заклинаний, а Эвика останется здесь, и неизвестно когда ей встретиться другой подходящий объект для охоты. Тем более, она уже настроилась на борьбу с этим. Значит, следовало действовать быстро.
- Incarcero, - Эва бросила заклинание, чуть выглянув из своего укрытия и тут же вернулась обратно. Связать противника, обездвижить его. Она не хочет для него лишних травм и повреждений, и ей не нужно ничего, кроме денег и ценных вещей. Значит надо найти способ лишить человека возможности сопротивляться, при этом не оказавшись внезапно самой в роли жертвы.

Отредактировано Evika Frei (2017-05-06 00:07:51)

+1

5

Заклинание противника отскочило от предусмотрительного наложенного щита и полетело в обратном направлении, но врезалось в каменный выступ, за который тот успел спрятаться. Веревки грустно повисли, зацепившись за выступы кладки, с полным осознанием бессмысленности собственного существования, а тот, кто выбрал их в качестве оружия, не спешил покинуть тихую гавань. Буквально несколько секунд тишины, но передышки хватило не только на то, чтобы обновить защитное заклинание, но и чтобы сделать первые, самые простые выводы. Нападавший был слаб не только в магии, но, по всей видимости, еще и характером, иначе зачем нужны эти щадящие заклинания? Иштван подумал, уж не новый ли это способ испытания для юных форштоссовцев: не задаваясь лишними вопросами напасть на того, кого покажут, - и конкретно этот, кажется, провалил экзамен. Но почему тогда просто не сбежал?
Конечно, найти ответы на все эти вопросы не представлялось сейчас возможным, а мгновения затишья не могли длиться слишком долго. Во всяком случае, если не приложить к этому достаточно усилий. Как раз этим Иштван и собирался заняться, решив во что бы то ни стало поговорить сегодня с гостем, которого он, в общем, не приглашал. Небольшой силы взрывное заклинание ударило в стену над головой противника, но оно было не более чем отвлекающим маневром. Посыпавшиеся осколки и удар должны были отвлечь от следующего и основного. Гринделвальд направил палочку на веревки, возвращая им смысл жизни.
- Piertotum Locomotor
Веревки тяжело хлопнулись на землю, а потом медленно и стараясь не привлекать к себе внимания, как будто они тут вообще просто мимо проходили, поползли к щиколоткам и запястьям своего творца с уверенным намерением захлестнуться вокруг них в крепких благодарственных объятиях. Правда, предполагать, что противник будет спокойно сидеть на месте и ждать, пока правосудие свершится, особых причин не было, поэтому стоило придумать что-то еще, что могло бы задержать его.
- Эй, - не было необходимости кричать слишком громко, в узком переулке они были не так уж далеко друг от друга. - Ты вообще кто, и что тебе надо? Может, договоримся, а не будем рушить Флекштрассе дальше? Она мне нравится.

+1

6

Когда ее собственное заклинание не достигло цели, Эва вполне ожидаемо ощутила досаду. Долго. Слишком долго она здесь возится, каждую секунду рискуя привлечь внимание патрульных. Вряд ли вспышки заклинаний в темном переулке, примыкающем к району «для приличных людей» можно считать делом обыденным. Пока Фрай раздумывала над тем, как ускорить события, ее противник сделал ход первым. Услышав взрыв где-то над собою, девушка интуитивно закрыла голову руками (разумеется, насколько позволял хват палочки) и метнулась в сторону, до следующего архитектурного выступа.
- Проклятье! Теперь мы еще и неслабо так шумим, привлекая к себе повышенное внимание.
Но Эвику ожидал и еще один неприятный поворот событий. Магическая веревка, совсем, по змеиному скользнув по ноге, уже в следующий момент с силой затянулась на ее щиколотках и направилась выше, грозя захватить и руку с палочкой. Сперва в голову пришло одно из ругательств, которое девице ее возраста знать не пологалось, а потом – формула нужного заклинания.
- Recido!
На избавление от узлов этим способом ушло какое-то время.
- Wingardium Leviosa!
Эва предпочла не касаться зачарованной веревки руками, а при помощи заклинания отбросила ее подальше.
К счастью, пока девушка проделывала все эти манипуляции, каменная и другого рода пыль, поднятая взрывным заклинанием, еще не успела улечься окончательно. А в плохо освещенном  переулке это давало преимущество для маскировки девушки, одетой в темное. Быть может, любой другой неудачливый грабитель давно бы сбежал, и это было бы верно с точки зрения инстинкта самосохранения, но Эвика оказалась слишком упряма, чтобы отступить так легко. Тем более, когда ты не уверена, выпадет ли тебе сегодня шанс на повторную, более удачную, попытку «охоты». Поэтому девушка, воспользовавшись помехами видимости, перебралась на несколько каменных выступов ближе к противнику. Если волшебные варианты закончатся, у нее всегда есть в арсенале простые приемчики, не требовавшие магии. Но использовать их однозначно можно было лишь с близкого расстояния.
- Мое имя тебе ничего не скажет. А то, что мне нужно, ты вряд ли отдашь добровольно. Что же касается уличных разрушений, то они на совести только одного из нас.
Эвика старалась, чтобы ее голос звучал не слишком тонко и достаточно бодро. Еще буквально один каменный выступ, и она получит возможность встретиться с противником лицом к лицу. Сердце бешено колотилось, и азарт пока совершенно затмевал ощущение реальной опасности.

0

7

Веревки добрались до противника, и, судя по заклинаниям, были, увы, замечены и обезврежены. Жаль, ему они нравились, послушные были веревки. Впрочем, он решил, что поскорбит о них позже, а пока что занял стратегическую позицию около той же стены, у которой прятался зачинщик всего действа, и, пока суть да дело, применил Homenum Revelio, чтобы избежать ненужных в таком деле сюрпризов. Именно заклинание позволило увидеть тот маневр, прикрытый темнотой и поднявшейся пылью, благодаря которому их теперь разделял только один каменный выступ. Это Иштвана более чем устраивало. Он опустил руку с палочкой так, чтобы его манипуляций не было видно, и упер палочку в стену.
- Terra Vitae
Это никогда не работало быстро, так что готовность девушки - девушки, ну надо же - поговорить была очень кстати. Ее слова, исполненные пафоса, но не глубокого смысла, утвердили Гринделвальда во мнении, что это таки тренировка Форштосс. Пафос и бессмысленность были именно тем, что ассоциировалось с Верешем в первую очередь. Значит, где-то здесь мог быть еще и наблюдатель. Где-то здесь, но достаточно далеко, чтобы его можно было не заметить с помощью заклинания, которое даже сквозь стены домов, стоящих в переулке, показывали бледные и размытые тени владельцев, проводящих вечера в кругу семьи. Впрочем, порядочным гражданам было не до того, что происходит в темных переулках за их стенами. Иштван фыркнул.
- Mia fasz, ты что, собираешься надругаться над моей честью? Тогда да, я буду отчаянно сопротивляться. Ты же наверняка страшная, другие в Форштосс не идут.
Наверно, прощу всего было назвать свою фамилию, и на этом половина вопросов отвалилась бы сама собой. А может, наоборот. В последние годы, после того, как он ушел из отряда, форштоссовцы стали проявлять к нему повышенный и нездоровый интерес. Как будто случайно, но не слишком ли часто для простого совпадения?
Где-то в стене, пробиваясь между камнями, искала свой путь к свободе ежевичная лоза. Иштван не мог видеть ее, и все же держал под контролем, примериваясь выпустить ее именно там, где это было необходимо, то есть там, где стояла пафосная девица.
- Если бы ты объяснила попроще, может быть договорились бы. Я просто мирный гражданин этой страны. Честно работаю, плачу налоги, не нарушаю законы и хочу спокойно пойти домой после сложного дня. Так что, может быть...
Договаривать уже не было смысла. Ежевичная плеть как раз оказалась там, где, судя по силуэту, должна была быть шея нападавшей, пробилась между камнями, знаменуя собой стойкость, упрямство и еще черт знает что природы в частности и жизни в целом, и отращивая на ходу шипы подлиннее, захлестнулась петлей, пытаясь обвить эту шею и лишить способности двинуться без серьезного шанса получить себе все эти шипы прямо в горло. Не давая ей времени опомниться и сориентироваться, а себе увидеть, получился ли маневр, Иштван сделал шаг из-за выступа, чтобы оказаться от девушки чуть ли не в шаге.
- Expelliarmus

+1

8

- Ну, давай, подбирайся ближе, поговорим…
В том, что противник тоже передвигался не оставалось сомнений, правда, ухудшение видимости в переулке, не позволяло так уж хорошо разглядеть его маневры. Эвика не отличалась терпением и предпочла бы первой выскочить навстречу врагу, не ожидая, пока он доберется до нее. Но, здраво рассудив, девица решила все же, что ее позиция возле нового уступа – довольно выгодная. Как минимум, Фрай была защищена с двух сторон, а значит, не придется опасаться удара в спину от авроров, если таковые все-таки соизволят пожаловать. Из желания незнакомца поддержать разговор тоже можно было извлечь пользу. Судя по звуку, человек явно приближался.
Выслушав незнакомца, Эва хмыкнула. Даже неизвестно, что рассмешило ее больше – разговоры о посягательстве на его честь или нелепое предположение, что она может состоять Форштоссе. Впрочем, относительно второго факта девушка предпочла его пока не разочаровывать. Пусть считает, что она сильный противник, владеющий боевой магией, а не волшебник-недоучка, которому подобную и знать-то не полагалось.
- А что твоя честь все еще при тебе? Ну, если уж до сих пор на нее никто не посягнул, пожалуй, тебе нечего волноваться.
Нет, Эва, конечно, знала, что ее одногодки любят поговорить о подобных вещах, но девушка предполагала, что с возрастом мужчины становятся спокойнее и расширяют круг своих интересов.
Тем временем Фрай поднялась на ноги и, перехватив палочку, заняла удобную для атаки позицию.
- Отлично, считай, что в этот раз часть своих налогов ты отдашь непосредственно в руки тех, кто гораздо больше в них нуждается!
Но ударить Эва не успела. Заготовленное заклинание так и застыло непроизнесенным, потому что как раз в этот момент ее шею обхватила петля.
- Проклятье!
Палочка рванулась из руки и отлетела на приличное расстояние. Рискуя проколоть себе шею, Эва попыталась ринуться за ней, но шипы, по счастью вошедшие неглубоко, остановили ее. Девица вскрикнула от боли, но тут же стиснула зубы покрепче. По тонкой шее сползали капельки крови, но она не позволит противнику радоваться ее поражению. Рискуя обеспечить себе новые, еще более опасные раны, Эва все же метнулась вперед, целясь ударить ногой по коленям противника. Хорошо бы хотя бы сбить его с ног. Особого перемещения в пространстве не вышло, но удар получился довольно резким.

Отредактировано Evika Frei (2017-05-16 23:34:22)

+1

9

Еще у девчонки было какое-никакое чувство юмора, а уж желания в любом, даже самом бессмысленном споре, оставить за собой последнее слово, пожалуй, не меньше, чем у Геллерта. За несколько лет знакомства Иштван научился проигрывать в этом брату, таким образом исключительно выигрывая. Если стратегия работала с одним, почему она не должна была работать и со всеми остальными любителями перепалок? Она и сработала, разговор отвлек противника и дал время на то, чтобы провести точный победный маневр. Гринделвальд повернулся, чтобы поднять чужую палочку, и, может быть, этот разворот и спас его от необходимости искать медика в такое неурочное время: удар в колено, хоть и был весьма ощутимым, смягчился, Иштван упал на землю, отчаянно выругавшись, и уже оттуда послал в не умеющего проигрывать соперника оглушающее проклятие.

Привел ее в себя он уже дома, предварительно устроив в кресле, сделав две чашки хорошего крепкого чая и позаботившись о том, чтобы все, кроме головы девушки, оказалось обездвиженным: заниматься связыванием ему было лень, да и к чему этот излишний драматизм? Веревки, цепи - все это могло выглядеть органично разве что в декорациях Нурменгарда, а не в уютной комнате с видом из одного окна на небольшое, но очень живописное горное озеро, а из другого - на развалины какого-то замка на обрыве над Дунаем. Иллюзии на квартиру он накладывать не стал: если неожиданной гостье придет в голову еще раз неожиданно погостить, пусть аппарирует на здоровье, давно было интересно проверить, как работает система охранных чар.
- Ты не страшная, - немного разочарованно заявил он, когда фройляйн открыла глаза: пока она здесь отдыхала, Гринделвальд успел рассмотреть ее настолько подробно, насколько это было нужно, поэтому теперь судил об этом совершенно уверенно. - И ты не из Форштосс.
Наверно, он мог бы сейчас задаваться сложными философскими вопросами, вроде того, какого черта дамочка вздумала выпрыгивать на него из-за угла с Петрификусом наперевес, но та оказалась любительницей поболтать, и предпочитала задушевный разговор задушевной же атаке, так что тайна перестала быть тайной еще там, на улице.
- Значит, банальное ограбление, да? Но какой в этом смысл? Ты равно не похожа как на человека, который умирает от голода и от отчаяния готов на все, так и на профессионального преступника.
Другое дело, если бы она была не одна. Или если бы отбирать собиралась леденец у дошкольника, а не честно заработанные талеры у честного же гражданина. Но получилось все именно так, как получилось, и Гринделвальд по школьной привычке или просто так хотел найти этому рациональное и правдоподобное объяснение. Ну или хотя бы рациональное или правдоподобное. Пока что оба показателя сильно хромали, но он не сдавался, с самым задумчивым видом вышагивая по комнате, крутя в руках палочку, которая досталась ему в бою, и продолжая со всей доступной ему доброжелательностью подбирать для мотивации малолетней преступницы подходящий по размеру костыль.
- Или я твоя первая жертва, которая решила защищаться? Признайся честно, я никому не скажу. Кстати, я заварил тебе чай, будешь?

+1

10

Когда сознание Эвики отключилось, кажется, она еще судорожно сжимала пальцы, отчаянно, но тщетно пытаясь дотянуться до утерянной палочки…
Фрай привели в чувство в каком-то незнакомом месте. От резкого пробуждения девушка попыталась дернуться, но тут же осознала, что сделать этого не может. Сознание, еще несколько туманное после оглушающего заклятия, не сразу одолевает ледяной ужас от собственной беспомощности. Некоторое время девушка еще молча осматривает квартиру, насколько ей позволяет угол обзора, и лишь потом страх берет верх. Зрачки расширяются, дышать становится тяжелее. Как бы ты ни был слаб перед лицом противника, пока при тебе власть над собственным телом и возможность сопротивляться – еще не все потеряно. А вот если тебя их лишить… Не дать тебе совершенно никакой возможности ответить. Страх никогда не был конструктивным, он лишал возможности думать и действовать, а значит не позволял вернуть себе способность сопротивляться. Впрочем, Эвика знала чувства гораздо более сильные, чем страх, именно они всегда позволяли ей справляться со сковывающим ужасом и возможными сомнениями. Ненависть. Злость. Они сжигали изнутри, но они же давали силы для борьбы. Так что девушка постаралась чуть успокоить ледяной ужас и как следует разозлиться.
Для начала она рассмеялась в ответ на замечание, что к Форштосс она не принадлежит.
- Будь я оттуда, у меня в арсенале было бы гораздо больше способов расправиться с тобой.
Эва постаралась искривить губы в злую усмешку. Пусть думает, что она не убила его только из-за недостаточной подготовки, а вовсе не потому, что не хотела лишать его жизни изначально.
- Собираешься убить меня?
Вообще-то абсурдность этого предположения стала понятна Эвике еще до того, как она успела договорить. Если бы он хотел убить ее, сделала бы это еще там, в переулке, а не тащил сюда, где придется еще озаботиться избавлением от тела.
- Сдашь в аврорат?
Это было более вероятно.
- Может, я только учусь, чтобы стать профессионалом? Чтобы суметь потом урвать свой кусок у благополучных граждан нашей процветающей страны?
Как бы там ни было, Эва не собиралась выдавать своих друзей. Если уж она попала в беду, то и отвечать за свои ошибки будет самостоятельно, стараясь оградить всех, кто дорог, от возможных последствий.
- Ты – не первая жертва, просто слишком резвая. Знаешь ли, не все мирные граждане, топающие домой после тяжелого трудового дня, владеют невербальной боевой магией на таком уровне.
Он однозначно не был так прост, каким хотел казаться. Эва поняла это еще в переулке. Может, девице и не хватало знаний для полного анализа ситуации, но дурой она уж никак не была.
- Хорошо бы разговорить его получше и понять, кто он такой и для чего ему пока нужна я. А там… Там, может, удастся и с парализующим заклятием что-то придумать.
- Чай? С веритасерумом или каким-нибудь другим гадким зельем? И, кстати, как я по-твоему буду его пить при отсутствие возможности пошевелиться? Или лично возьмешься вливать его мне в горло?

Отредактировано Evika Frei (2017-05-20 13:29:17)

+1

11

Гринделвальд только теперь заметил, что девушка намного младше, чем ему казалось раньше. Там, в переулке, она казалась вполне взрослой, сечас, когда она засмеялась и сделала пугательное лицо, он понял, что она и школу еще не закончила. Хотя кого теперь в этой стране испугаешь неоконченной школой?
- Точно, - согласился Иштван без особой радости, - я и понял как раз по тому, как ты нападаешь. Как первокурсник.
Конечно, она не спешила поговорить нормально. Вообще, с проигравшими разговаривать намного сложнее, чем с победителями, Иштван, который проиграл в свое время не одну дуэль, неплохо знал это, но сейчас выбора не было, если бы победа осталась за ней, то они не разговаривали бы вообще, он просто лежал бы оглушенный до тех пор, пока его позорно не нашел бы бравый отряд Вереша, или, скорее, до тех пор, пока сам бы не очнулся. Без денег и артефактов. Без палочки и документов. Вот бы девчонка посмеялась...
Сейчас она не смеялась. Ей было страшно, настолько, что она даже не удержала этот страх в себе, позволив ему вырваться вопросом, глупость которого, похоже, сама и осознала. Иштван не стал отвечать, только многозначительно бровь поднял, и девчонка исправилась. Впрочем, второй вариант был ненамного лучше. Если бы он хотел сдать ее в аврорат, то, разумеется, думал о том, как доставить авроров на место преступления, а не наоборот. И уж точно позаботился бы о том, чтобы она не пришла в чувство до того, как окажется в надежных руках. Злорадствовать в отношении ее логики Гринделвальд, впрочем, не стал. Только отрицательно покачал головой.
- Нет. Ни аврорату, ни Форштосс, ни Тройевахе. Я не нанимался выполнять за них их работу.
Он отошел немного и сел на подоконник. Навязчивая привычка, с ней надо было бы бороться, но в присутствии этой - совсем не обязательно, она все равно вряд ли сможет понять, откуда привычка прицепилась. Зато опять толкнула небольшой кусок пафосной речи. Учится она...
- Тогда тебе стоит сменить учителя, твой явно халтурит, - Наверно, Иштван разозлился бы больше: всегда неприятно ощутить себя наглядным пособием - но любопытство оказалось сильнее, и он не удержался и поинтересовался. - А как твой кусок оказался у благополучных граждан? Конфискация?
Обычно родственники тех, кто попал в зону пристального внимания Геллерта и его собачек, старались сидеть тише воды ниже травы, а лучше вообще где-нибудь за границей, но нельзя было отрицать, что могут найтись сумасшедшие, которые решат мстить. Не лично ему, конечно, настолько сумасшедшие долго не живут, но стране в целом. Хотя в любом случае, таким можно только посочувствовать. Иштван умел сочувствовать: внимательно слушать, понимающе кивать, с горечью цокать языком. Правда, помочь вряд ли смог бы, только советом, а девчонка, похоже, была специалистом по игнорированию разумных советов. Интересно, ей в самом деле никто раньше не советовал и свою невербальную подтянуть? В Дурмштранге этому уделяли немало внимания, проговаривать заклинания уже на средних курсах было не то чтобы запрещено, нет, скорее просто стыдно. Но, может быть, люди, получив свои дипломы, расслаблялись и шли по пути наименьшего сопротивления. Ну вот и приходили.
- Да, - он опять не стал спорить. - Это потому что большинство мирных граждан - идиоты.
В такие времена нельзя не владеть боевой магией хотя бы немного. А если не владеешь, нельзя не обзавестись какой-нибудь защитой. Нельзя всерьез рассчитывать на патрули малолеток. или можно? Проверять на себе Гринделвальд бы не стал.
- А ты разве знаешь что-нибудь такое, за что стоило бы переводить на тебя ценное зелье? - Он кивнул на две кружки, которые стояли на столе перед девчонкой. - Можешь сама выбрать чашку, я буду пить из второй. И нет, я планирую освободить тебе руки.

+1

12

Если жизнь чему-то и научила Эвику Фрай, так это тому, что ни при каких обстоятельствах не стоит сдаваться. Иначе будет еще хуже. Так что, чуть успокоив страх, она принялась за дело. Во время их «светской» беседы девушка то и дело пыталась хоть немного пошевелить пальцами ног, рук, ступнями – если действие парализующего заклятия вдруг хотя бы ненадолго ослабнет, она точно узнает об этом. Но пока изменений в ее состояние не происходило.
- О, непременно передам своему учителю твой нелестный отзыв. Хоть прямо сейчас. Уже можно идти?
Эва надеялась, что ее улыбочка получилась достаточно ехидной.
- И если ты не собираешься меня сдать, тогда зачем я тебе?
Угадать логику этого странного незнакомца было трудно. Прямой вопрос тоже, скорее всего, не даст результатов, но, может, хоть подскажет в каком направлении думать.
Также Фрай еще раз обвела взглядом комнату – знание обстановки тоже неплохое подспорье для будущего побега.
- Пожалуй, в каком-то роде это можно назвать конфискацией. Но, скорее, изначально нечестное распределение «кусочков». Вот, некоторым с рождения полагается особняк и десяток нянек, ну, или хотя бы квартирка вроде этой. А некоторым… Некоторым даже своего места в этом мире не полагается. То есть – крошечный дом где-нибудь на окраине Вены, десяток братьев и сестер и очень-очень много обязанностей.
Эва все еще хотела, чтобы он считал ее обычной воровкой. Просто девчонкой, которую бедность и обстоятельства толкнули на такого рода преступление. Впрочем, некоторые ее слова все же прозвучали довольно неосторожно, оставалось думать, что он пропустит их мимо ушей или не догадается об их сути.
- Не буду спорить с тобой об уме мирных граждан, - девушка снова криво усмехнулась. – Но мне кажется дело еще и в том, что далеко не всех так уж хорошо обучают этой самой боевой магии. А тебя, вот, обучали. И несколько странно, что после этого ты все еще относишь себя к простым мирным горожанам.
Затем Фрай покосилась на две приготовленные кружки. Освободить руки – это хорошо. Со свободными руками можно разбить кому-то нос. Правда, пока разбивать нос рано – нужно еще найти и как-то вернуть свою волшебную палочку.
- Разумеется, я не стану отказываться от освобождения рук. Ради этого я бы выпила не только чай, но даже дрянной огневиски.
Эва испытывала пристрастие к напиткам подобного рода, но было бы нечестно сказать, что изгои их никогда не пробовали.
- Но, если ты прямо-таки готов продемонстрировать собственную честность, то отпей из обоих, а я немного подожду, прежде чем выбрать.

+1

13

Похоже, девица чувствовала себя здесь достаточно уверенно, от страха обычно делают разные вещи - рыдают, упрашивают, молчат, угрожают, трехэтажно матерятся, в конце концов, но не начинают острить, а она явно претендовала на то, чтобы продемонстрировать искрометное чувство юмора. Иштван развел руками - потому что он, в отличие от нее, мог развести руками.
- Можешь написать ему письмо. Одолжу тебе сову.
Зато когда она не острила, то задавала хорошие вопросы. Сложные, не без этого, но правильные. Такие, на которые Иштван вряд ли мог хорошо ответить даже себе самому. Он не знал, зачем притащил в дом девчонку, не знал, как она может быть ему полезной, да и может ли, но сдавать ее аврорам было слишком бессмысленно, а оставлять на улице, чтобы сама убежала, когда очнется - неспортивно, трофей как-никак. Можно было, конечно, проследить за ней и самостоятельно узнать все то, что сейчас она могла бы рассказать, а могла бы и нет, но для этого Иштван слишком устал сегодня, поэтому хотел как лучше: чай и мирная беседа. Девице же, похоже, недоставало острых ощущений, и она вообразила, что попала на настоящий допрос, где надо гордо молчать, чтобы помереть героем. Гринделвальд вдруг подумал, не рассказать ли ей, как на самом деле это происходит там, где умеют допрашивать: как все эти герои сначала ломаются, а потом просто превращаются в ничто, и никто не знает, как они умерли и умерли ли вообще. Но нет, пожалуй, для первого знакомства это было бы слишком.
- Мне интересно. Может быть, я захочу тебе помочь, еще не знаю. Но пока что я не услышал даже "спасибо, что не прикончил меня прямо там, на улице".
Нет, это была не конфискация. Просто в душе девица была принцессой, а по факту ей не повезло. Жизнь обделила, вручив вместо дворца домик на окраине Вены. Наверно здесь самое время было разрыдаться от несправедливости мироздания, но слезы почему-то не спешили, хотя Иштван очень старался. Он получше многих других знал, что такое обязанности, да и как не знать, если с самого детства ему вменялось быть как Геллерт, только не в коем случае не стать как Геллерт. Впрочем, эти старые обиды давно пора было забыть.
- Ерунда. С самого начала всем полагается место в мире. Вопрос только в том, смогут ли они его удержать и получить еще больше места. Если тебе вдруг интересно, я родился в глухой альпийской деревне в многодетной семье, а о доме на окраине Вены мои родители и мечтать не могли. Так что у меня свой кусок, твоего я в глаза не видел.
Почему-то в некоторых кругах было распространено убеждение, что если своего тебе не хватает, надо непременно отнимать чужое. Некоторые люди просто не хотели видеть, сколько вокруг ничейного. Конечно, на самую вершину так не заберешься, но на вполне пристойное существование более чем хватало, Иштван считал себя ярким тому примером.
- А что здесь странного, если я простой и мирный? - он пожал плечами. - Если хочешь учиться боевой магии, почему ты не в Форштосс?
Хотя здесь мог быть только один ответ. Вереш брал всех, кто испытывал интерес к его детищу, даже не слишком одаренных в боевой магии, и делал из них бойцов - хуже или лучше, но вполне пристойных бойцов - всех, кроме деток Цаубергайста, те его не интересовали. И все же он хотел услышать это от нее, а не от собственной богатой фантазии.
Наверно, девчонке не так уж и нужны были свободные руки, раз она не захотела пить чай сразу и не торгуясь. Ну что ж, Гринделвальду торопиться было некуда, а обновлять парализующее заклинание при необходимости он мог пока не надоест. Только необходимости не было, он неплохо знал свою магию, как и то, когда она может дать сбой или ослабеть.
- Я такого не держу. В основном, десертные вина. Но это тогда, когда ты захочешь выпить на брудершафт. Ну ладно, - надо же, как другим людям может нравиться пить из чашки, из которой кто-то пил до них. Но не осуждать же их за это. Иштван соскочил с подоконника, подошел к столу, взял первую и демонстративно отпил из нее, не переставая улыбаться и смотреть на гостью. Потом повторил процедуру со второй. Чай получился хороший, а с него на сегодня хватило уступок, пора бы и принцессе было пойти на них со своей стороны. - Сколько говоришь времени нужно, чтобы на меня подействовали все те ужасные зелья, которые я подлил тебе в чашку? У нас есть немного времени, может расскажешь свою печальную историю? Можешь начать с имени.

+1

14

Недоверия в глазах Эвики совершенно не поубавилось.
- Ну да, помочь, как же! На тебя нападают на улицы, а ты испытываешь к преступнику только самые теплые чувства и тут же готов оказать ему посильную помощь…
Мысль эту вполне можно было озвучить, только стоит выбрать формулировку поаккуратнее, а то девушка все еще оставалась под властью парализующего заклятия.
- Помочь мне? С чего бы? В моем мире ничего не делают просто так и для всего должны быть причины. Та вот с чего бы тебе вдруг помогать мне?
Конечно, это было не совсем правдой. В ее мире были друзья, самые близкие и важные – те готовы были идти друг за друга в огонь и воду, не спрашивая о причинах и последствиях. Но таких людей в мире Эвики Фрай было мало, для того, чтобы их пересчитать, девушке хватило бы пальцев одной руки.
Когда ее собеседник заговорил о благодарности, Эва вдруг стала серьезной. На несколько мгновений отказалась от напускной бравады и проговорила, глядя незнакомцу прямо в глаза.
- Есть немало вещей, которые хуже, чем смерть. Откуда мне знать, что у тебя на уме не одна из них?
Но продолжать разговор в подобном тоне девушка не собиралась. Уже отвечая на следующую реплику она вернула себе щит из сарказма и недоброй иронии.
- Брось, ты не слишком большой мальчик, чтобы верить в лучшее место для каждого в этом мире? О да, разумеется, если я буду старательно и упорно трудится подавальщицей в дешевом трактире, то рано или поздно меня ждет светлое будущее, например, место старшей подавальщицы в дешевом трактире или работа официантки в трактире подороже. Волнующая перспективка, конечно. Потому что попробовать себя ни в чем другом нам не дают даже шанса. И в Форштосс мне светило бы разве что увлекательное занятие по натиранию полов. Хотя, держу пари, я не менее способная, чем многие из юных идиотов правильного происхождения.
Речь получилась несколько длинной, зато, кажется, отвечала сразу на несколько вопросов.
Выжидать время для действия зелья было уже совершенно необязательно. Если бы в чай было что-то подмешано, незнакомец не стал бы так охотно его пить.
- Считай, что уже прошло достаточно времени.
Все-таки ужасно хотелось получить возможность управлять хотя бы своими собственными руками…
Девушка ненадолго задумалась, стоит ли называть свое настоящее имя. Незнакомец явно имел контакты с «законниками», а значит, мог знать и про разыскиваемых преступников. С другой – преступников сейчас было немало, вряд ли он запомнил именно ее ориентировки. Да и сокращение от имени ей досталось не слишком редкое, в здешнем регионе немало девиц откликнулись бы на него, так что особого риска, пожалуй, не было.
- Эва. Как видишь, мое имя не отличается ничем особенным.
Пожалуй,стоило поинтересоваться его именем, но куда больше Фрай сейчас интересовало, когда перестанет действовать парализующее заклятие и как вернуть свою волшебную палочку.

Отредактировано Evika Frei (2017-06-03 13:16:48)

+1

15

Ах как же несправедлив мир, где принцессам не дают всего, чего они хотят, только за сам факт их существования! Нет, девчонка определенно собиралась сегодня выбить из Иштвана слезу.
- Не обольщайся, не только в твоем уютном мире все так прекрасно. Ни в каком из миров никто не станет делать ничего просто так, а если ты думаешь иначе, то просто не понимаешь их мотивы, вот и все. Я мог бы помочь тебе, если бы решил, что это будет мне каким-то образом полезно: например, прольет бальзам на раны моей беспокойной совести. Или, например, если мне покажется, что мы могли бы выгодно сотрудничать в чем-то. Но, как я сказал, я еще не решил, и пока что мне просто интересно. Ты же понимаешь, что такое интересно, да?
"Интересно" как раз было хорошей мотивацией. Гринделвальд многое в жизни делал просто потому что интересно. Может быть, даже слишком многое. Без этого жить было скучно, а скучная жизнь и в самом деле могла считаться хуже, чем смерть. Или девчонка имела в виду что-то другое? Уж слишком много трагизма в голосе. Он хотел было уточнить, что именно она подразумевает, и не знакома ли в самом деле с Нурменгардом, но передумал быстро, потому что та от трагизма, который придавал беседе приятное разнообразие и эмоциональную окраску, опять вернулась к подозрениям. Иштван попробовал вообразить себе, что мог бы сделать прямо здесь и сейчас, что показалось бы ей хуже смерти. Разве что заставить съесть гуляш собственного приготовления, но такого как раз не оказалось под рукой, а просьба подождать, пока он сгоняет за продуктами, испортила бы весь пафос. Он пожал плечами и улыбнулся.
- Ниоткуда. Но ты можешь вдруг взять и поверить мне. Это было бы неожиданно. Я люблю спонтанность, а ты? В общем, ты можешь мне и не верить, и тогда у нас будет на редкость скучная и непродуктивная беседа.
В знакомстве с биографией принцессы намечался сдвиг, именно в ту сторону, которую наметил Иштван с самого начала. Значит, все же Цаубергайст. Печально, что и говорить. Но не трагедия. Кое-кто вон вообще школу не закончил, и ничего, стал приличным человеком. Ну... более-менее приличным. Надо только уметь видеть возможности. Грабить людей на улицах - это не возможность, особенно тогда, когда ты едва держишь палочку в руках.
- Теодесрайх - не единственное райское место на Земле, верно? Может, в другом бы повезло больше? 
Конечно, самым очевидным выходом был выход через Поленсфлек. Не самым безопасным, это уж точно, но безопасной как раз была работа подавальщицы, и, похоже, принцесса этим наелась вдоволь. Зато если проскочить, это давало некоторые перспективы. В крайнем случае, перспективы работать подавальщицей в свободной и демократической Польше, если самооценка окажется несколько выше реальности. Но если нет... Если нет, это может быть интересно.
- Принимаю, - Иштван кивнул, не задумываясь, но потом все-таки пояснил. - Твое пари. Расскажи мне, в чем твои способности? В чем ты так хочешь себя попробовать? Неужели правда в Форштосс? Денно и нощно служить во славу общего блага и Геллерта-наше-все-Гринделвальда - это предел твоих мечтаний?
Девчонка наконец решила, что травить ее никто не собирается. Иштван не стал объяснять, что если бы он собирался, то это было бы несложно даже с тем условием, что он должен отпить из обеих отравленных чашек. Не стал рассказывать про дозировку и возмолность смазать зельем только один край посуды. Просто позволил ей наконец свободно двигать руками. Все остальное тело все еще было ей без надобности, да и не заслужила она его, по правде говоря. Одного имени здесь мало, хотя это и неплохое начало. Даже если имя не настоящее. Гринделвальд улыбнулся еще раз и взял со стола оставленную ему чашку.
- Оно мне нравится. Я Штефан. Как видишь, имя тоже чрезвычайно редкое и неизбитое. Как тебе чай? Может, хочешь печенья?

+1

16

Надеяться на то, что собеседник вот так запросто вернет ей палочку, да еще и тут же снимет парализующее заклятие, было глупо. Эва порой бывала наивной, регулярно бывала самонадеянной, но глупой она не была совершенно точно.
- Хочешь поговорить? Что ж, будем разговаривать. Как минимум до тех пор, пока мне не удастся усыпить твою бдительность или до тех пор, пока я не разберусь, кто ты такой, чего от тебя ожидать и каким образом лучше ударить…
К сожалению, времени у нее полно. Ребята, конечно же, давно хватились ее, но без метлы им далеко не забраться. Да и сумей они оказаться хоть в Вене, хоть даже в том самом переулке, весьма маловероятно, что юные волшебники сумеют отыскать ее в доме незнакомца. Как ни странно, даже у такого положения были свои плюсы и минусы. Минусы очевидны – Фрай им не найти, а значит, помощи девушке ждать неоткуда. А что касается плюсов… Зато никто из друзей не окажется в опасности по ее вине.
- Давай, я за беседу повеселее. Мне уже начинать острить?
Увы, избавиться от сарказма всегда было не так-то просто.
- Не единственное, конечно. Но мой дом – здесь.
Вообще-то, Эвика сама не могла сказать толком, где ее дом. Дом отца и мачехи в маггловском мире, где она никогда не была нужна? Вряд ли. Цаубергайст, где она, наконец-то, нашла настоящих друзей, но который не смог стать из крепостью для защиты? Увы, тоже нет. Что-то из тех заброшенных домов, подвалов или пещер, где за это время скрывались изгои? Просто смешно. В этой стране не было место, которое Эва могла бы назвать домом, но она верила что, если оно когда-нибудь и найдется, то будет именно здесь, в Теодесрайхе, и в мире волшебников.
- О способностях мне говорить в теории? Если ты не заметил, я все еще мало подвижна, так что могу утверждать теперь, что владею даже заоблачным уровнем левитации. Ты все равно не сможешь этого проверить.
Не то, чтобы Фрай верила в успешность подобной попытки, но ведь нужно же было что-то предпринимать!
- А что не похожа я, по-твоему, на идеального солдата для Теодесрайха?
Эва усмехнулась.
- Пусть сначала боевым заклинаниям научат, а там разберемся – кого и что стоит защищать. Вот ты, например. Ты владеешь боевой магией, хотя мне что-то слабо вериться, что обычная твоя одежда – форменный мундир.
Раз уж девушка решила втянуться в светскую беседу, то придется и чаи распивать. От первого глотка крепкого напитка пустой желудок свело голодной судорогой, и Ева болезненно поморщилась. Она была бы не прочь поесть хотя бы печенья, раз уж ничего более сытного ей сегодня не светило, но, видимо, опять придется ждать, пока собеседник попробует его первым.
- Давай. Я, надеюсь, ты не сам его пек? А то как-то слишком много талантов для одного человека.
Правда, тон девицы заставлял усомниться в искренности ее комплимента.

+1

17

Некоторые люди просто любили хамить. У некоторых даже неплохо получалось, хотя такие экземпляры встречались редко. Вот Геллерт такого не понимал, нет, а Иштван ничего, вполне мог потерпеть, да и ответить, в общем, мог. Без пыточных заклинаний и угроз, только факты, как они есть. Понятно, кому в их семье досталось все самообладание.
- Конечно. Ни в чем нельзя себе отказывать, когда ты сидишь, обездвиженная и безоружная, напротив человека, который вполне может оказаться неуравновешенным психом. Особенно в остротах.
Он улыбнулся самой невинной из своих улыбок, такой, которые обычно родом из детства. Ну, того самого детства, где с такими улыбками вину сваливают на кошку, сестру или неожиданное проявление стихийной магии. Был ли он неуравновешенным? возможно, все зависит от системы координат и того, с чем сравнивать. Во всяком случае, на работе не жаловались. Хотя с освоением классической легилименции у него всегда были трудности. В общем, об этих своих качествах Иштван целиком и полностью предлагал судить новой знакомой.
Ответ о перемене мест не был неожиданным, но заставил Гринделвальда вернуть себе серьезность.
- Хорошо.
Действительно, единственное, что заставляло таких, как эта девушка, оставаться здесь, это вера в то, что они могут что-то изменить, вернуть все как было или сделать лучше. Свой дом сделать лучше, и никак иначе, ведь будь у них меньше сентиментальности, они давно начали делать лучше в другом месте. Это была хорошая вера: чистая, наивная. Ее можно было повернуть в необходимое русло, и даже странно, что никто еще не сделал этого. Или, может, пытался? Надо бы расспросить, может быть, один из тех безликих в Нурменгарде, вместо имен у которых номера, и в самом деле решился на это, увидел потенциал и... И что-то пошло не так. Или, быть может, все только начинается, но начинать, посылая таких, как эта принцесса, на улицу начью, пусть даже и ради того, чтобы отработать боевые навыки?  Да какие это, черт возьми, навыки. В самом деле, ей оставалось надеяться только на левитацию, но и этого она не умела, иначе Иштван наверняка выковыривал бы сейчас какой-нибудь увесистый булыжник из своей головы. Точнее, его выковыривали бы авроры или, быть может, по такому случаю вызванная Цилла. Зато сестра бы на практике убедилась, что мозги у него есть.
- Да, проверить я не смогу. Но я тоже могу поверить тебе, тем более, разве у тебя есть повод мне лгать, когда я просто искренне тобой интересуюсь? Расскажи, что ты умеешь, что может сделать тебя незаменимой. В любой области.
Иштван не понимал, зачем настаивает, зачем вообще спрашивает. Это уже едва ли походило на светскую беседу, но девушка играла в человека, который хочет попасть в любую вооруженную структуру, а он играл в вербовщика. Одна игра предопределяла другую, одна не могла закончиться без другой. Они переплелись, становясь чем-то новым, до конца не осознанным, чем-то, что могло тут же исчезнуть - или нет.
- Идеальный солдат начинается не с заклинаний, а отсюда, - он прикоснулся пальцем к виску, а потом положил руку на грудь, - или отсюда. Хороший ты солдат или нет определяется тем, готова ли ты отдать все, и в обмен на что ты готова это отдать. Заклинаниям научат - а это должно быть своим и неотъемлемым.
Это было совсем не то, чему учили в Форштосс. Точнее, не то, о чем говорили вслух. До этого нужно было дойти своим умом, и Иштван дошел, примерно тогда, когда решил попрощаться с отрядом. Может быть, понял, что пытаются из него слепить, может быть, воспротивился лепке как таковой. Жаль, конечно, что та самая боевая магия у него была далеко не на виртуозном уровне, но дальше тянуть было просто нельзя. Нет, он не мог стать идеальным солдатом. Но хорошо представлял себе, что бывает с теми, кто ложится в это прокрустово ложе, хотя очевидно выбивается из подходящих габаритов.
- А без мундира можно и обойтись. Без мундира многие обходятся.
Чай, похоже, был невкусный. Хотя нет, не может такого быть, он ведь сам только что отпил из обеих чашек, и все было в порядке. Иштван обеспокоенно присмотрелся к девушке, но та уже взяла себя в руки и даже вспомнила о своем обещании острить. Он не стал сопротивляться и рассмеялся.
- Нет, я не стал бы подвергать своих гостей такому риску. Но если хочешь, я могу позволить своей кулинарной одаренности развернуться на всю катушку, и сделать бутерброды.
Поднялся из своего кресла и пошел на кухню, вернулся с жестяной коробкой, которую, открыв, поставил на стол. Печенье.

+1

18

Эвика хмыкнула.
- Ну да, конечно, если бы ты был неуравновешенным психом…
- Оставим пока слово «если»…
- Меня бы, наверняка, спасло примерное поведение. То есть, если бы я сидела смирно, смотрела вокруг полными слез глазами и просила о милосердии, неуравновешенный псих, наверняка, тут же обрел бы свое равновесие, раскаялся и отпустил меня на все четыре стороны.
Некоторые сказки оставались нелепыми даже в волшебном мире.
- А так, я хотя бы получаю некоторое удовольствие от нашей неравной беседы.
Девушка сделала еще один глоток горьковатого крепкого чая.
- На незаменимость я не претендую, но, пожалуй, могла бы стать хорошей.
Даже если у Эвики Фрай и были какие-то особо выдающиеся способности, то она сама их до семнадцати лет все еще не обнаружила. Одни вещи давались ей неплохо, а порой даже и хорошо, другие – так себе, но такой уж лучшей, оставляющей позади всех учеников родного Цаубергайста она никогда не была. Таким мог быть разве что Райнер, но он теперь по подвалам не прятался и случайных прохожих не грабил, ему достались игры посложнее…
- У меня неплохая скорость, быстрая реакция, в сложных ситуациях я умею не поддаваться панике и принимать важные решения. Еще, пожалуй, я могла бы гордится хорошей памятью и выносливостью.
Еще бы – чтобы не попадаться, изгоям надо было постоянно помнить о целом множестве вещей. А что касается выносливости… После недели подпольного существования, которое вели малолетние преступники, любой аристократ попросился бы домой, под крылылшко чистокровной мамочки. А они с ребятами уже не первый год живут так…
- Отдать все – не вопрос, - Эва растянула губы в улыбке. – Вопрос только в цели, ради которой это не жалко сделать.
У подростков было немного своего – разве что собственная жизнь и свобода, и этим немногим они каждый день готовы были рисковать ради друг друга.
- И что же делают те, для кого мундир не обязателен? Прикидываются обычными горожанами и внимательно смотрят по сторонам?
- А еще хорошо бы знать, сколько их таких может быть в Вене. Хотя бы по примерным подсчетам…
Пока хозяин дома ходил на кухню за коробкой с печеньем, Эвика честно попыталась дотянуться на столе хоть до чего-то, что могло бы потенциально послужить ей оружием. Но увы, в зоне ее досягаемости оказались лишь две чашки и пара ложек. Хрупкие, наверняка, фарфоровые, чашечки для борьбы не годились.
- Жаль, что не глиняные, те попрочнее будут.
Ложку, конечно, можно было запустить противнику прямо в самоуверенную физиономию, и на мгновение сделать ее чуть менее самоуверенной, но эффект будет недолгим, а вот неприятности последуют незамедлительно. Зато коробка с печенье была жестяной, потяжелее и попрочнее остального «натюрморта», так что Эва подтянула ее себе поближе, в ожидании подходящего момента, и вытащила из нее пару печений, чтобы не выглядеть слишком подозрительно.
- Достаточно, спасибо.
За бутербродами или новым чаем его можно будет отправить попозже. Глядишь, за их разговором он все-таки забудется и оставит палочку где-нибудь на столе…

Отредактировано Evika Frei (2017-07-18 01:23:36)

+1

19

Вообще-то Иштван слабо разбирался в неуравновешенных психах. Так уж сложилось, что жизнь сталкивала его с психами исключительно уравновешенными. Некоторым из них, вполне возможно, вполне импонировало бы то представление, которое только что описала принцесса. Сам Иштван такое не любил, и это, разумеется, теперь давало ему полное право считать себя абсолютно здоровым психически человеком. Считали ли точно так же остальные, его мало волновало. Впрочем, обсуждать все это с новой знакомой он не торопился, раз она наконец начала говорить о себе.
- Хорошая заявка. Если это все действительно так, то почему ты все еще не идеальный солдат? Когда ты школу закончила?
Чего у нее нельзя было отнять, так это того, что схватывала девушка на лету. Да, вопрос был именно в этом, в цели. Сегодня вечером, например, она рисковала отдать все ради призрачного шанса разжиться небольшой суммой, которую может носить с собой среднестатистический бюргер. Печально измельчали цели у современных универсальных солдат, что и говорить. Иштван прищурился, глядя на нее, и наклонил голову, мысленно прикидывая, что ей предложить. Увы, из множества вариантов самым уместным казался самый банальный.
- Что, если цель - это как раз твой дом? В нем кто-то решил установить правила, но ты знаешь, что они должны быть другими, верно? Ты отдала бы все ради того, чтобы дать этим переменам шанс?
В голове понемногу начало проясняться. Не то чтобы теперь Иштван ясно понимал, чего хочет добиться от этой девушки, но некоторые идеи - совершенно безумные, поэтому особенно ценные - неожиданно заявили о своем присутствии и даже начали бороться за внимание. Иштван приказал им сидеть пока тихо. Эти переговоры могли закончиться чем угодно, как просто провалом, так и большими проблемами для него лично, если Эва все же не случайно оказалась сегодня на Флекштрассе. Но думать об этом значило портить себе вечер. Такого нельзя было допустить, и Гринделвальд продолжал разговор так, как будто ему на самом деле нечего было терять. Он пожал плечами и улыбнулся новому вопросу, который был почти обвинением, вот только выпад ушел в молоко.
- Если бы они этого не делали, им бы пришлось туго. Но это, разумеется, не все. Они работают. Они подтачивают основы того, что должно быть разрушено, они прокладывают себе дорогу, чтобы однажды выйти из тени. Они ищут. Среди всех этих людей они ищут тех, кто еще не забыл, что это значит... быть людьми.
Он забрал со стола вторую чашку, а из коробки два печенья, отошел к тому окну, которое выходило на руины и потому всегда придавало настроению какой-то романтический флёр, и сел на подоконник, которые всегда были удобными и широкими там, где он обитал.

+1

20

Печенье даже давало некое ощущение сытости. По крайней мере, голодные судороги Эву беспокоить перестали. Хотя девица прекрасно знала, что это ненадолго, скоро желудок снова напомнит Фрай, что люди в ее возрасте, независимо от того волшебники они или нет, весьма активно растут и развиваются, а потому нуждаются в большом количестве энергии, получать которую лучше все-таки из еды.
- Это смотря, что ты считаешь идеальным и где, по-твоему, записываются в солдаты.
Фрай все еще продолжала удерживать коробку достаточно близко от себя.
- Потому что в каком-то смысле я и так солдат, воин на службе собственных интересов. Неидеальный, конечно, как мы уже выяснили.
Рассказывать этому человеку, который еще недавно был ее соперником в поединке, о других своих интересах Эва не собиралась.
-  А что, ты готов прямо сейчас предложить мне подходящую армию?
Еще один глоток чая.
- Школу я закончила в прошлом году, - не моргнув глазом соврала Эва. Об этом ее спрашивали не так уж редко, так что она давно заготовила правдоподобный ответ. По возрасту Фрай вполне подходила.
Вообще незнакомец говорил хорошо, складно. И про дом, и про перемены, и про человечность. Как-то даже слишком складно. Эвика посмотрела на него чуть прищурившись. Забавное получалось совпадение. Он рассказывал о несправедливости мира той, кто как раз сейчас скрывается от авроров не в самых приятных условиях как раз по причине этой самой несправедливости.  Хотя глобальные перемены к лучшему были целью слишком нереальной, в которую изгои не верили, да и сделать что-то ради нее их банде было явно не под силу. Зато они могли быть весьма полезными во вполне определенных, конкретных случаях. Изменить систему – это не к ним. А вот наказать одного, конкретного, зарвавшегося негодяя – как раз по их части.
- Хорошо рассказываешь о переменах, убедительно. Все люди без мундиров умеют так? Или у кого-то из них есть какие-нибудь другие дополнительные таланты?
Жизнь учила Эвику Фрай доверять в этом мире лишь ограниченному кругу людей, и она продолжала прилежно исполнять данный урок. Этот странный человек, скорее всего, желает, чтобы она угодила в ловушку. Вот только зачем? У самой Эвы и так немало «грехов», которые могут послужить поводом как для ареста, так и для выбора достаточно сурового наказания. Вот только он, скорее всего, действительно не догадывается кто она, так что просто проверяет, не имеет ли малолетняя уличная грабительница симпатий не на той стороне…

+1

21

В понимании Иштвана одно из свойств идеального солдата было в том, чтобы не проигрывать гражданскому в простой дуэли без правил, когда преимущество неожиданности еще и на его стороне. Может быть, это было и не единственным фактором, но отнюдь немаловажным, и принцесса срезалась уже на этом этапе. Иштван внимательно слушал, а чтобы не перебивать, положил в рот печенье. На пару с чаем и видом, окна и возможностью болтать ногами это настраивало на неповторимый философский лад.
- Угу. У меня как раз где-то здесь валялись профориентационные листовки.
теперь ему было совершенно очевидно, что эта Эва ходила по замкнутому кругу, и если сама этого еще не понимала, то должна была скоро осознать. Она не покидала страну, потому что здесь был ее дом, но не пыталась сделать в доме уборку, потому что ее постоянно отвлекали собственные интересы. И хотя в ее интересах, в первую очередь, было сбежать отсюда, этого она не делала тоже, потому что дом же. Интересно, долго ли ей еще бегать, и сможет ли кто-нибудь использовать это бессмысленные пока что вращения в уже своих интересах.
Запивая печенье чаем, Иштван подсчитал, что принцесса должна быть совершеннолетней, но немногим более того. Конечно, ничего странного, что она ничего толком не умела. Странно было другое: что ее до сих пор не определили на работу, которая магглокровным обычно доставалась такая, что к вечеру ни о каких собственных интересах они думать уже не должны были. Выплатить Теодесрайху свой долг за годы обучения другим путем было невозможно. Зато возможно было удариться в бега и жить где-нибудь под мостом. Интересно, авроры таких ищут или оставляют в покое, потому что и других дел хватает?
За всеми этими праздными рассуждениями, Гринделвальд чуть не пропустил комплимент. Но услышать такое было приятно, и он улыбнулся и даже сел ровнее, забравшись на подоконник с ногами.
- Нет, не все. А разве одного меня тебе мало?
Кажется, принцесса наконец немного успокоилась и заинтересовалась. А может быть, дело было в чае с печеньем - целительное все же средство. Значит, можно было добавить интриги и переходить к следующему этапу знакомства, который обещал быть интереснее, с учетом того, в какой теплой и дружественной обстановке знакомство начиналось.
- Ладно, давай начнем вот с этого, - один небрежный пасс освободил девушку от парализующей магии, позволяя наконец полностью вернуть себе контроль над телом. - Я не могу прямо сейчас предложить тебе армию, потому что армия - в руках  Гринделвальда, и ты не захотела бы быть ее частью. Армия действует в открытую, а - как ты говоришь? - люди без мундиров  нет. Но это ведь не значит, что они не действуют вообще, верно?
Здесь Иштван подумал, что если бы в этом был хоть малейший смысл, он мог бы сколотить вполне приличный отряд сопротивления. Они распространяли бы листовки, совершали покушения и вообще всячески бы развлекались. Единственная проблема на пути к осуществлению этого блестящего плана была в том, что это могло обидеть Геллерта, а брат, какой бы он там ни был, оставался ему в некоторой степени дорог. Хотя бы как память. Увы, противоречие казалось неразрешимым, но вдохновленный общественным признанием, Гринделвальд уже не мог остановиться и перестать толкать речь.
- Если хочешь продолжать воевать за свои собственные интересы, можешь идти и делать это. И считай, что я ничего тебе не говорил. Можешь даже прихватить с собой печенье, и остаться в жирном плюсе, хотя ты и не заслужила. Если готова потеснить собственные ради всего того, о чем я убедительно рассказывал, оставайся, - он улыбнулся и забросил в рот второе печенье. - Я расскажу еще.

+1

22

Вообще, этот Штефан, конечно, знал толк в эффектах. Эвика едва не свалилась со стула, когда неожиданно вновь смогла ощутить собственное тело.
- Мда, а у меня был такой отличный коварный план. Даже жаль, что не придется пока врезать ему жестяной коробкой…
Кстати, вместе с контролем вернулись и все оставшиеся после драки болевые ощущения – травмы от заклинаний и обыкновенные ушибы никуда не делись. На стуле Эва все же смогла удержаться, и чтобы чуть снизить собеседнику радость от произведенного эффекта продолжила как ни в чем не бывало жевать печенье.
- Раз уж начал с широких жестов, так уж и палочку верни.
Девушка протянула вперед руку с раскрытой ладонью. Если Штефан не атакует первым, она сама не станет бросаться на него. Сделать это сейчас означало проиграть еще вернее, чем в переулке. Там на ее стороне была хотя бы полутьма и неожиданность нападения, а здесь не будет даже этих преимуществ.
Вести диалог без пугающего ощущения беспомощности было, конечно, гораздо приятнее, да и размышлять можно было гораздо спокойнее.
Итак, он все еще считал ее наглой воровкой, сосредоточенной исключительно на собственных корыстных интересах. И хорошо. Пусть и дальше считает ее одиночкой, выдавать команду, стоящую за ней, совершенно не стоило. Зато хорошо бы было договориться с этим ненормальным и попытаться извлечь из сотрудничества с ним определенную пользу. Для себя, ребят и интересов тех, кого они защищали.
Эва сделала еще один глоток чая.
- Знаешь, чего я хочу? – вопрос, конечно, был чисто символическим, так как девица в любом случае собиралась продолжить разговор на эту тему. – Хочу научиться также ловко сражаться, как ты в переулке. Если для этого нужно послужить тем интересам, о которых ты говоришь – что ж я готова дослушать до конца.
Если он был обычным провокатором, то она пока не на что не согласилась. Просто выразила восхищение его дуэльными навыками. Если же за этим разговором действительно скрывалось нечто большее – посмотрим, к чему это приведет.
- Итак, основы, основы всего, о которых ты говорил. И те люди, которые их как-то там «подтачивают». Так что за основы и как их вообще можно ослабить или разрушить?
Что ж послушаем его теорию на этот счет. Разумеется, мысль о разрушении существующего порядка весьма импонировала Эвике. Просто событие это представлялось ей как что-то из разряда далекого-далекого и, наверняка, счастливого будущего. Когда-нибудь это обязательно произойдет. А пока… пока гораздо вернее набить морду конкретным негодяям или помочь еще одной семье сбежать от преследователей.

+1

23

Иштван вздохнул. Женщины... им всегда мало того, что они уже получили, они будут требовать больше и больше, пока не останутся ни с чем. Мало кто мог остановиться на этом порочном пути, пусть и хотелось бы надеяться, что принцесса не из таких, и с ней удастся найти общий язык.
- Ну... ладно, хотя ты могла бы сказать "пожалуйста".
Он вытащил две палочки, одну из которых бросил Эве, а вторую, свою, теперь приходилось на всякий случай держать в руках и в полной боевой готовности, чтобы приятная беседа не превратилась в банальный грабеж, в то, чего, собственно, собеседница с самого начала и добивалась. Однако теперь она, кажется, добивалась другого. Незаслуженный комплимент заставил Иштвана улыбнуться, но на этот счет предпочел пока загадочно промолчать, понимая, что едва ли за несколько минут разговора действительно смог перевернуть мировоззрение и приоритеты девушки с ног на голову. Скорее всего, она просто продолжала проверять, где же та невидимая граница того, что ей будут давать по первому же требованию. Поэтому для начала он продолжил говорить о преобразовании несовершенного мира. Тем более, его слушали, и это было приятно: Геллерту, например, редко хватало терпения узнать все то, что брат хотел ему сообщить, а уж соглашался с предложенным он и вовсе чуть реже, чем никогда.
- Ну, ты ведь понимаешь, о чем речь: канцлерат не так единодушен, как хотелось бы некотором, канцлера защищают не так хорошо, как это кажется Тройевахе, некоторые в порыве самодовольства вообще отказываются от охраны и уверяют, что могут обойтись собственными силами. Даже Нурменгард не вполне неприступен, если уж говорить начистоту. Что касается международной обстановки, я и говорить не буду: все, кому есть до этого дело, знают, что о новом режиме думает Франция, или вот Италия, например. Все это - рычаги, нажимая на которые, можно попытаться вернуть страну в чувство. И да, я говорю "попытаться", потому что никто не гарантирует нам победу, но зато, если даже мы сложим руки, то предсказуемо проиграем.
Будь все на самом деле, он начал бы с другого. Точно не с бессмысленных покушений: незаменимых в государственном аппарате не было, ну или почти не было. Гартвиг точно к таким не принадлежал, а брат... Может быть, хотя Иштван скорее поставил бы на то, что его нейтрализация подорвала бы силы, но не уничтожила бы нынешнее государство. Впрочем, добраться до Геллерта - задача нетривиальная, даже несмотря на то, что он считал - и быть может, не напрасно - что ему не нужна никакая защита, кроме собственной палочки. Но все не было по-настоящему, поэтому он указывал на самое очевидное, а остальные революционные фантазии могли и подождать.
- Ты не против, что я не вдаюсь в подробности стратегии? Видишь ли, мы не слишком хорошо знакомы, так что не думаю,
что создам хорошее впечатление, если сразу сообщу о деталях запланированных операций.

Он отпил чай. Теперь самое время было переходить от приятного "что ты можешь получить", к той части, которая нравилась разве что самым повернутым активистам, и заключалась в том, что придется отдавать. Увы, без нее обойтись бы не получилось, обязательная программа, что поделать. Да и кто относится серьезно к благотворительности?
- Твоя цель, честно говоря, больше похожа на средство, чем на цель, но для начала сойдет. Я могу научить тебя, как вести бой. Не идеально, но точно лучше, чем сейчас. Вопрос лишь в том, на что ты готова, чтобы учиться. Я, кажется, уже говорил, что никто никогда не станет делать для тебя что-то просто так, вопрос только в том, понимаешь ли ты мотивы. Я не хочу скрывать свои, все по-честному. Ты хочешь стать боевиком, но пойдешь ли ты потом в бой там, где это будет необходимо?
Конечно, можно было бы подготовить ее и без этого. Подготовить - и выпустить в мир, чтобы она продолжала напоминать беспечным бюргерам, что не все в новом мире так идеально, как им хотелось бы верить. Но уличная преступность... Это было так мелко, даже мельче, чем те статьи, которым Иштван сейчас посвящал немало времени, и отдачей от которых был доволен совсем не в той мере, как ему хотелось бы. К тому же, рано или поздно девчонка попалась бы аврорату, и с ее осторожностью, скорее рано, чем наоборот. В аврорате она бы заговорила - все говорят - и ему потом пришлось бы объясняться, наверно уже не с аврорами, а с подопечными брата. Он бы объяснился, конечно, но лишний раз видеть их самодовольные рожи и  это золотое шитье... О, все боги, которых когда-либо порождало человечество, кто же придумал им такую униформу! Хотя что там, Иштван догадывался, кто.
- Мне придется многое тебе рассказывать, и я должен буду многое о тебе узнать. А еще - быть уверенным в том, что то, что будет сказано, не дойдет до чужих ушей. Ты готова к такому, Эва?
Зато в обмен он мог пообещать, что на каждой тренировке будет печенье. И рассказать заодно, что после хорошей тренировки поесть - это то, чего тебе хочется в последнюю очередь. Впрочем, она и сама разберется, если гордость позволит, и если вдруг не проклюнется такое скучное благоразумие, сводящее на нет все усилия.
- Если твои намерения действительно серьезны, ты, конечно, не откажешься дать мне непреложный обет. А может, другую клятву, например, на твоей крови? Ты ведь не боишься Темных Искусств, надеюсь? Это не самая приятная часть разговора, верно? Звучит не очень привлекательно, зато честно. Если тебе, скажем, надо подумать, или посоветоваться с кем-нибудь или хм... допустим, привести сюда аврорат, - скажи, и я дам тебе и эту возможность.

+1


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » present » В интересах революции