BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL

Объявление

гостевая // внешности //нужные
правила // faq и матчасть// анкета // сюжет
Теодесрайх - магический Первый рейх, значительно переживший свой маггловский аналог. Три года назад власть в стране захватил Геллерт Гринделвальд, на корню уничтожив зарождавшиеся ростки всеобщего равенства и демократии. Сейчас в Теодесрайхе господствуют взгляды о неоспоримом превосходстве волшебников над магглами, и многие опасаются, что скоро Гринделвальд захочет подчинить себе и другие страны. Говорят, что магическая Европа стоит на пороге полномасштабной войны. Так ли это? Игра покажет.





GellertAwelinWerner
Май-июнь 1924 года. В Теодесрайхе совершено покушение на канцлера, и эту должность временно занимает Геллерт Гринделвальд. Первой подозреваемой оказывается дочь верховного судьи Авелин фон Придд, но уже две недели спустя ответственность за, как они утверждают, убийство канцлера берёт на себя ранее неизвестная радикальная оппозиционная группировка Фрайзайнмахт. Впрочем, у официальных властей своя версия, и уже вскоре обвинение предъявлено голландскому сепаратисту Франсу ван дер Бринксу, что ставит под вопрос ранее достигнутые договорённости с Данией о создании союзного государства.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » past » Это еще не конец


Это еще не конец

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


Действующие лица:
István Grindelwald, Awelin von Pridd

Место и время действия:
27-28 мая 1917, Дурмштранг

Описание событий:
После насыщенного вечера и тяжелых встреч больше всего хочется упасть в объятья подушки и одеяла, но у вселенной и Придд на тебя уже другие планы.

0

2

Выходные выдались отвратительными. Вот уже второй день моросил дождь и по началу это казалось приятным, обещало, что вот-вот наступят теплые почти летние дни и вообще не казалось проблемой, учитывая, что можно было аппарировать до вечера в место более сухое и солнечное. Однако, так казалось ровно до тех пор, пока не выяснилось, что профессор Штадлер совсем не шутил о размере работе по целительству. Для Авелин все еще было загадкой как человек, у которого по венам уже давно наверняка течет то ли огневиски, то ли какое-нибудь подозрительного сорта винище, мог преподавать предмет, связанный со здоровьем. Удивительно, но факт, преподавал он его действительно хорошо.
Почти весь день Придд потратила на то, чтобы всеми известными способами отложить написание до самого позднего срока. И это было самой идиотской ее идей. Последние два часа, до того как пробило полночь, она безуспешно пыталась разобраться в тонкостях устранения последствий окаменения конечностей. Без дополнительной литературы разобраться не выходило, а монография Мунго Бонама никогда не была ее настольной книжкой. Варианта оставалось два: здоровый сон или нездоровая попытка раздобыть нужный материал в первом часу ночи.
По-настоящему библиотеку никто не закрывал. Видимо, никому не приходило в голову, что кто-то из студентов под покровом ночи захочет выкрасть пару книг для успешного вгрызания в гранит науки. И очень даже зря. Не то, чтобы Авелин к ним относилась, но парочку таких знала даже со своего курса. Пробираться по школе ночью было не впервой, но в этот раз было как-то не по себе. Все-таки библиотека располагалась далековато, да и в ту часть  Дурмштранга ее заносило редко. Учись она на Рунзе было бы проще - у них она была почти под боком. Она бы даже не удивилась, если бы встретила сейчас в библиотеке парочку извращенцев оттуда.
До заветной двери оставалось не так много, когда из-за угла на полу показалась чья-то тень. Авелин тихонько выругалась и юркнула в ближайших альков, надеясь, что полуночнику не придет мысль вертеть своей глупой головой по сторонам. Мимо не совсем ровно протащилось нечто со знакомым галльским, а может все-таки и венгерским, профилем, и это заставило девушку неопредленно и давольно громко фыркнуть.
- Начало первого, герр Гриндевальд, а вы не соизволите лежать в кроватке, ууу да и пахнет от вас не тыквенным соком, - Придд недовольно сложила руки на груди. Значит пока она мучается с какими-то монографиями, остальные смеют неплохо проводить время. Подобное не могло не раздражать.
- Вопиющее нарушение дисциплины. Я как послушная девочка просто обязана сообщить об этом декану.
Где-то очень глубоко в душе, она была рада отложить свой поздний визит в хранилище знаний, но думать об этом, или тем более демонстрировать совершенно не хотелось.

+1

3

Это был странный день рождения, может быть, даже самый странный из семнадцати, не считая разве что того, когда мать повезла его к венгерской родне, там еще был дядя Шандор, а это уже гарантировало любому мероприятию зашкаливающий уровень странности. Дядя был звездой всех окрестных деревень, а в тот раз откопал где-то и притащил с собой чуть ли не целый цыганский табор с живым медведем, который, правда, был под империусом, и когда Иштван говорил про себя "откопал" он был уверен, что на самом деле не так уж и далек от истины, потому что вид у цыган был такой, как будто они прибыли если не прямиком с местного погоста, то как минимум из Трансильвании.
Да, пожалуй, тот раз имел полное право на пальму первенства, однако и сегодняшний день с явлением брата народу впечатлял. Наверно, Гринделвальд не смог бы даже сформулировать, что именно его так впечатлило. То ли то, что Геллерт вовсе не был таким небожителем, как описывал его Вереш, а может, осознание кровного родства хоть с кем-нибудь, потому что до сегодняшнего дня оба сиблинга предпочитали делать вид, что они сами по себе, но они не были сами, то, что Геллерт все же пришел, было тому наилучшим подтверждением. Не то, чтобы Иштван рассчитывал, что с этого дня они станут семьей и все такое, но... Что именно "но" он и сам не знал.
В общем, возвращался в школу он в смешанных чувствах, еще и приправленных, к тому же, смешанным алкоголем. Поэтому кто там прячется в тени неподалеку от библиотеки, его, признаться, совершенно не волновало. До тех пор, во всяком случае, пока кто-то из тени не окликнул его знакомым женским голосом. Иштван остановился и усмехнулся, но оглядываться не стал.
- Откуда вам знать, как законопослушная девочка, фройляйн Придд? Вы знакомы хоть с одной такой?
Про декана было смешно. Во-первых, к чьему декану собиралась бежать и жаловаться Ава, было не вполне понятно. Во-вторых, его нарушения не отменяли того, что иона после отбоя была далековато от своей спальни. В-третьих, Придд была не из тех, кто бежит жаловаться просто так. Другое дело, если бы ей была от этого выгода, но ее очевидно не было.
- Могла бы поздравить дорогого друга с совершеннолетием, раз уж не соизволила почтить мой скромный праздник своим присутствием. Совершенно напрасно, кстати, там было... - но "весело" было совершенно не тем словом, - неожиданно.

+1

4

- Я пару раз читала о таких - прискорбное должно быть зрелище в жизни
Вот сейчас он должен был начать говорить о том, что если она настучит на него, то самой придется объяснять, что делала в такое время в другом конце Дурмштранга, но почему-то не начал. Решил подождать до откровенного старого-доброго шантажа? Или просто не поверил.
- О! Может быть я не посетила его потому, что твое приглашение затерялось в сотне других тобой ненаписанных?
Придд со смешком приобняла именинника и ненавязчиво, но очень ощутимо подтолкнула в совершенно другую сторону от двери в обитель студентов Рунзы, и самое главное - библиотеки. Нет, это однозначно проведение богов или кого-нибудь еще, так что Мунго Бонаму придется провести эту ночь без Авелин фон Придд, как бы жаль не было старика.
- Но я - милосердна, я дам тебе шанс искупить твою вину, - доверительно начала девушка,- Мне ооочень нужна твоя помощь
убедившись, что они уже дошли достаточно далеко, чтобы Гриндевальд не вернулся к мысли, что ему надо вернуться в башню, наконец ослабила хватку и позволила Иштвану идти самостоятельно в заданном направление.
- Заодно расскажешь, что там с твоим днем рождения,на которое ты совершенно случайно забыл меня пригласить - наверно надо было действительно расстроиться, но как-то не выходило, да и с учетом объема работа, вряд ли бы пошла, а может быть и да, - Кстати, пока будет искать и осквернять запасы Штадлера расскажешь, что там с твоим празднованием. Он должен был быть каким угодно, но не..."странным". Что вообще может быть странного в пьянке.
Ава снова фыркнула и качнула головой. Вот, что действительно могло быть обидном, так это если она пропустила зрелище и впрямь  стоящее внимания.
- Alohomora, - замок щелкнул и дверь в кабинет профессора Штадлера почти беззвучно открылась.
Возможно, надо было бы начать поиски с подвалов, но Придд давно приметила закрашенную под стену дверь в дальнем углу за портьерой. Все-таки в безрезультатных попытках задобрить Штадлера, расставляя после урока инвентарь, была своя польза.
- Надеюсь, он сам там не напился до пятнистых жмыров.

+1

5

Иштван посмотрел на нее, всем своим видом выражая недоумение. Вот еще не хватало всех этих церемоний. На словах-то точно приглашал. Нет, ну конечно он не мог бы забыть, а вот Авелин могла бы, а сейчас свалить вину на первого подвернувшегося под руку - святое дело.
- А ты ходишь только если тебе написать на гербовой почтовой бумаге? Я никому не писал. Почти.
Окончание фразы вышло каким-то смазанным, и он молча выругался, удивляясь, как можно быть настолько идиотом, чтобы не просто выложить ночью посреди коридора фройляйн фон Придд что-то, подобное, но и сделать это именно так, с интонацией, которая более чем полностью выдавала его отношение и к своему странному письму, и к странному же явлению Геллерта. Впрочем, эти все мысли вылетели из головы, когда Придд вдруг решила обниматься. Они моментально преобразовались в совершенно другие, только некоторые из которых были о причинах столь неожиданного порыва, остальные имели к логическим построениям весьма отдаленное отношение. Наверно в эти секунды Иштван не только чувствовал себя, но и выглядел полным идиотом: с самым удивленным и растерянным видом стоя посреди темной каменной галлереи, в то время как ему ненавязчиво указывали направление, в котором предстояло продолжить движение. Впрочем уже следующие слова Авелин кое-как объяснили ситуацию: ей просто что-то было нужно. Гринделвальд обреченно вздохнул и без особой надежды уточнил.
- Разобрать сложную тему по трансфигурации?
Через некоторое время он заметил, что и в самом деле идет туда, куда вела его Придд. Это ему очень не понравилось. Совсем не потому, что ходить по замку после отбоя было строго запрещено - кого вообще волновали эти глупейшие правила? И даже не потому что ходить куда-то с Придд даже в светлое время суток было нехорошей приметой. Он сам не смог бы точно сказать, почему, может, потому что это хоронило отличные планы на ночь: приготовить простейшее зелье, маскирующее последствия празднования, поразмыслить над перспективами состоявшегося семейного воссоединения и еще пару часов поспать перед занятиями. 
- Я не забыл тебя при... Пока будем делать что?
Это несколько меняло дело. Иштван затормозил посреди коридора, но, судя по тому, что Авелин уже внимательно разглядывала стену, поздно. Штадлер был деканом эрдовцев и преподавал им что-то очень специфическое, Гринделвальду не приходилось слушать его лекции, и все же одно дело просто пойти полюбоваться звездами с самой высокой башни замка или что там еще могло прийти в голову однокурснице, и совсем другое вломиться в спальню профессора, когда он, судя по времени, должен был находиться внутри, и раскулачить его на какие-то там запасы. Глядя на довольное лицо Авелин, Иштван решил, что речь отнюдь не идет о запасах учебных ингредиентов для зелий или бинтов, чтобы тренироваться ммм... бинтовать.
Можно было бы отказаться. Прямо сейчас повернуться и уйти. Что-то мешало. Иштван жалел, что не напился до той степени, чтобы его притащили в спальню факультета друзья, но одновременно с этим испытывал почти нездоровое любопытство, наблюдая за манипуляциями девушки, которые уложились в одно простейшее заклинание.
- Алохомора? Ты не шутишь? Ваши профессора закрываются на замок, который поддается простой алохоморе?
И тем не менее, дверь открылась. Вот да, она просто взяла и открылась, и не завыла сирена, не сбежались дежурные преподаватели, даже замок не щелкнул. Не веря своим глазам, Иштван использовал заклинание, которое могло бы указать на хоть какие-то защитные чары, а потом еще одно, на поиск артефактов. Ни то, ни другое результатов не дало, и оставалось надеяться, что не потому что они были слишком слабыми по сравнению с магией профессора. Палочку он прятать не стал, дотянулся ею до Авелин и соорудил дезиллюминационное заклинание, а потом повторил уже для себя. Если кто-то их все-таки обнаружит, то хотя бы лиц в первую минуту не разглядит, а это дает кое-какой шанс на чудесное спасение.
- Надеюсь, именно это он и сделал, иначе завтра мы оба вместо того, чтобы сидеть на нудных лекциях, будем радостно возвращаться каждый в свои родные пенаты.
Родители будут счастливы. Всю жизнь переживали, что я недостаточно похож на Геллерта.

+1

6

Иштван участвовать как-то не хотел, и всем своим видом это не стеснялся демонстрировать. Но разворачиваться и уходить не спешил. Можно было бы подумать, что не так уж и не хотел. Но Авелин подозревал, что тот либо слишком пьян, либо слишком устал, чтобы сопротивляться. Скорее всего второе, но оставался призрачный шанс, что дело в том, что он просто решил не бросать ее тут одну. В общем-то причины были не так важны.
Скептическое отношение, сменилось недоумением, когда дверь легко поддалась, и Придд только качнула головой.
- Вы на своём факультете так любите все усложнять, - Придд со смешком перешагнула порог кабинета и победно улыбнулась, - Смотри-ка, меня не расщепило и даже голова на месте. Знаешь, у тебя паранойя достойная ученика Фламмы.
Авелин уверенно прошагала до заветной портьеры, и    с уверенностью слегка отодвинула ее в сторону. На всякий случай повторила заклинание, но ничего так и не щёлкнуло. Придд нахмурилась и проговорила ещё несколько открывающих - результат тот же, то есть никакой. К такому жизнь её не готовила и девушка с раздражением пнула незамысловатую дернованную дверь, которая к ее удивлению изящно-просто открылась.
- Ну вот... Тут никто ничего не боится, особенно студенческой наглости, - в общем-то Ава тоже считала, что красть тут было особо нечего, но от чего-то казалось, что о своих запасах профессор Штадлер должен печься больше, чем о б инвентаре, покупаемом школой на средства попечителей.
- Ну что ж, пойдем, - девушка пожала плечами и шагнула в темноту, которую тут же разогнал несильный люмос. Вместо кладовки, за дверью оказался лестничный спуск, просто удивительно, как Штадлер сумел до сих пор не свернуть тут шею, не даром преподаёт целительства.
- И как ему не лень спускаться каждый раз за бутылкой, - вообще-то куда именно вела дверь за портьерой Авелин точно не знала, но почему-то предположение о запасах казалось ей самым естественным.
- Можешь начинать скрашивать наш спуск своей историей о дне рождении, на который ты меня не пригласил, - уже не сдерживая улыбку  проговорила Придд, просто потому что, идущий сзади Гриндевальд ее все равно не заметит.

+1

7

Иштвану как-то за все эти годы еще ни разу не приходилось опустошать личные запасы кого-нибудь из профессоров. Может быть, время и было потеряно зря, может быть, если бы он имел некоторый опыт, его не удивила бы алохомора. Как бы то ни было, теперь опыт у него был, и он был уверен, что если ему придется когда-нибудь преподавать в Дурмштранге, то все принадлежащие ему помещения будут напичканы преинтереснейшими ловушками для дорогих гостей. Нельзя так разочаровывать студентов, как разочаровал сейчас его профессор Штандлер. Да, Гринделвальд любил усложнять.
Дама, как водится, пропустилась вперед. Видимо, запасы профессора не давали ей спокойно жить уже давно. Теперь выбора уже не было: глупее всего сейчас было бы остаться столбом торчать в коридоре. Конечно, можно было бы сейчас запечатать за Авелин дверь и продать однокурсницу с потрохами дежурному профессору. Но Придд не спустила бы такого с рук, а ее фамилия напоминала о том, что она принадлежит не к последней в Теодесрайхе семье, и при желании отомстить сможет со вкусом.
- Ты хоть раз видела, как он сюда спускается? Или как выходит отсюда с бутылкой? А что в бутылке, проверяла? Может быть он хранит здесь останки любопытных, просто время от времени навещает их, когда соскучится.
Иштван задернул портьеру, скрывавшую дверь, а саму дверь прикрыл, но не слишком плотно. И все же это все плохо укладывалось у него в голове: портьеры, незапертые двери... как будто профессор регулярно терял палочку и боялся однажды не попасть в свой драгоценный подвал. Потом он развернулся и пошел вслед за Авелин. В конце концов, другой дороги здесь все равно не было, а любопытство заявляло о себе все настойчивее, теперь уже оно касалось не только и не столько профессорских бутылок, сколько того, с какой устремленностью девушка двигалась вперед. И расспрашивала о дне рождении. А еще он вдруг понял, что хочет рассказать, ну в самом деле, хоть кому-нибудь, просто чтобы не держать в себе. Но только не кому-то, кто имеет отношение к Верешу. Авелин, кажется, о нем и не слышала.
- Я пригласил брата, - наконец-то сознался он. Признание звучало не очень впечатляюще. - Я вдруг подумал, знаешь, а почему бы не пригласить брата, которого вообще ни разу в жизни не видел. Он пришел.
Лестница, которая, теоретически, не должна была вести слишком далеко, все никак не заканчивалась. Иштван попытался понять, как именно она расположена, но по его мысленным подсчетам выходило, что стена замка, в которой она могла бы пролегать, давно должна была закончиться. Или профессор настолько ценил свои алкогольные запасы, что решил запрятать их поглубже, либо все было не так просто, но подробностей второму варианту Гринделвальд придумать пока не мог. Точнее, он мог, но почему-то они не казались достаточно правдоподобными. Свою палочку он теперь тоже засветил, правда, рассматривал не только ступени под ногами, а больше стены, но и те пока не давали разгадки.
- Что ценного может храниться в подвалах человека с такой фамилией, Придд? Почему ты просто не сказала там, наверху, что хочешь напиться? У меня осталось несколько бутылок токайского.
Лестница не думала ни закончиться, ни сделать поворот. Иштвану вдруг пришел в голову несколько неуместный вопрос о том, придется ли им подниматься наверх тем же путем, или найдется что-нибудь покороче. Но эту мысль вытеснила следующая, когда он понял, что уже  неопределенные разводы то ли плесени, то ли чего-то еще на стенах обрели вполне узнаваемую форму, и чем дальше, тем более яркие обретают цвета. Фактически, они уже некоторое время шли в некоем подобии художественной галереи. Гринделвальд остановился, осветил стену поярче и ковырнул ее ногтем.
- Хм... Твой декан когда-нибудь распространялся о своей любви к искусству вообще и фрескам в частности? Может быть, он приходит сюда, чтобы излить творческий потенциал, пока никто не видит. Художника ведь обидеть всякий может.

+1

8

Теперь пришло время Авелин обернуться и скептически вздернуть бровь. Профессора Штадлера она имела счастье наблюдать только на уроках и иногда сразу после них, а тот может и был пьяницей, но перед студентами бутылками предпочитал не светить. Только разве что похмельем. Зато она точно видела, как тот поправлял однажды портьеру. Ну и что ещё он мог за ней хранить? От предположения об остатках, девушка только отмахнулась, так ничего и не ответив. Профессор едва ли был похож на того, кто будет прятать тела в подвалах и вообще казалась человеком исключительно порядочным. Когда-то давно, Придд слышала выражение, будто самые страшные убийцы всегда выглядят безобидно, но в том, что это можно отнести к Штадлеру, она сомневалась. В конце концов, кто-нибудь это бы заметил, если не из студентов, то хотя бы из мудрых профессоров. В конце концов, хранись там гора трупов, профессорские двери точно закрывались бы понадёжнее.
Авелин уже открыла рот, чтобы посоветовать Иштвану придержать свою неуемную фантазию, как удивлённо замерла на месте.
- Кого пригласил? У тебя есть брат? - Придд, конечно, не думала, будто все знает о Гриндевальде, да она по сути вообще толком ничего не знала, кроме того, что он полукровка и кажется венгр, хотя общались они вроде бы давно, но такие вещи, как братья и сестры, рано или поздно всплывают в разговоре, - Как это не видел... Это же твой брат, как ты мог ни разу его не видеть!
Придд была где-то на первой ступеньке на пути к когнитивному диссонансу, и вместо того, чтобы смотреть под ноги бездельно уперлась взглядом в нарисованный силуэт какой-то женщины, пока они его не прошли. У неё братьев было двое и ещё сестра , да, разницу в возрасте они с ней имели приличную, но так чтобы не видеть их? Даже Донна после замужества, часто из навещала, да что уж, даже Вернер, которого вечно где-то носил гиппогриф, обязательно демонстрировал дома свою наглую рожу.
- Он пришел, - автоматически повторила девушка и дёрнула головой, - А что, раньше он тебя не поздравлял? И ты его не приглашал, видимо...Почему? Надо было пригласить раньше
Авелин почему-то ощутила острую необходимость в бессмысленной болтовне.
- Ты не понимаешь, дело не в том, чтобы просто напиться, это акт мщения!
Чем глубже они спускались, тем холоднее становилось и начинало тянуть сыростью. Придд зябко передернула плечами, правда не была уверена, что это все-таки из-за холода.
Гриндевальд рисунки тоже заметил и у девушки вырвался короткий смешок.
- Да, и видимо причиной этому безнадежная влюбленность, - Авелин кивнула на силуэт той же женщины, что была на другой противоположной стене пару минут назад, - Там такая же была. Теперь понятно, почему он столько пьёт. Бедняжка.
Вообще-то, конечно, это творчество едва ли принадлежало Штадлеру хотя бы потому, что выглядело оно каким-то...устаревшим , в стиле каких- нибудь средневековых бестиариев.
Авелин сама не заметила как ступеньки закончились и они уже шли по обычному каменному полу.
- Эм, - девушка недовольно завертела головой, оценивая два коридора на которые расходилась их дорожка, - Это что вроде как, налево пойдёшь - огневиски найдёшь, направо пойдешь- к ректору забредёшь?Я где-то слышала, что всегда надо идти направо
Вообще, Авелин считала, что в таких случаях скорее всегда надо идти назад. Но как можно наткнуться на подозрительные подземелья за подозрительной дверью и просто так развернуться и уйти.

+1

9

Идея о профессоре-маньяке, коллекционирующим нерадивых студентов, почему-то не нашла отклика в душе Авелин. Зря, Иштвану она нравилась, даже несмотря на то, что ему было бы довольно сложно поверить в нее, даже если бы у него под ногами сейчас хрустели кости. Но это никак не умаляло художественной ценности, и точно не было поводом оценить идею гробовым молчанием. Но, похоже, тема брата показалась фон Придд намного интереснее.
- Геллерт, - подтвердил он. - И сестра есть.
Вообще-то и брата, и сестру сложно было назвать людьми, помешанными на своей семье, но если Цилла хоть кое-как давала о себе знать, то для Геллерта это, кажется, было совершенно излишне. Когда-то Иштвану казалось вполне естественным такое положение вещей, как кажется естественным детям любой абсурд, который их окружает, но расширив круг знакомств до других людей, у которых были братья и сестры, он понял, насколько заблуждался. Не сказать, что осознание сильно изменило его жизнь, он не решил вдруг затаить обиду или во что бы то ни стало найти Геллерта и научить его жизни и тому, как надо любить семью. Но, конечно, не мог не удивляться, неужели тому ну вот совсем не интересно. Наверно все же немного интересно ему было, ведь он ответил на приглашение.
- Не то чтобы не видел. Скорее, не помню, последний раз он был дома когда мне не было еще года, потом ушел. Ты ничего о нем не слышала?
Конечно, Авелин не состояла в Форштосс, но ведь состояли многие другие, и на ее факультете в том числе. И ее сестра - как там ее зовут? - была аврором. Конечно, насчет Геллерта и аврората - это была всего лишь догадка, домыслы, основанные на весьма шатком базисе, но они Гринделвальду нравились, почти так же как гипотеза о профессоре и расчлененных учениках в подвале, так что вполне могли бы быть правдой.
Все же профессор с неинтересной и совершенно неалкогольной фамилией продолжал его занимать, особенно когда ко всей истории добавился новый драматичный мотив. Иштван одобрительно покивал, тем более, уже выпитое начинало испаряться и требовать себе компании других бутылок, а токайское, как он и сказал, осталось наверху.
- О, ну тогда другое дело. За что будем мстить?
Месть путем анонимного прореживания алкогольных запасов была способом достаточно небанальным, но том более интересным. Оставалось только эти запасы найти, потому что нашли они пока что только искусство в больших количествах. Изображения были странные, какие-то даже схематичные, и все же, рассматривая портрет молодой женщины, он не удержался от замечания, которое и сам вряд ли заметил.
- Красивая...
Девушки было здесь много, но здесь была не только она. Фантазия художника поражала, как поражал и совершенно нелогичный выбор сюжетов. Магические создания и обыкновенные животные, растения и предметы быта, какие-то неясные знаки и символы вполне знакомые, вроде астронономических или алхимических, элементы орнамента, которые начинались из ничего и ничем не заканчивались. Это было похоже на большой черновик, пергамент, на котором ведешь конспект нуднейшей лекции, и, чтобы занять себя хоть чем-нибудь, начинаешь водить пером по бумаге, а получаешь осмысленную картинку.
В самом конце длинной лестницы была лошадь. Почему именно лошадь, и почему именно там, гадать было бессмысленно. Иштван оглянулся, убеждаясь, что за ним никто не смотрит - смотрела только девушка, нарисованная на противоположной стене, но она простит - и пока Придд искала у своего декана романтические мотивы к творчеству и алкоголизму, дорисовал лошади всадника. Уже заканчивая, понял, что всадник получился как-то удивительно похожим на Геллерта. Решив, что это судьба, он начертил стрелочку и начал писать имя, чтобы уже точно ни у кого не возникло сомнений, но как раз на середине его опять отвлекла однокурсница.
- Что? А, ясно. Значит пойдем налево.
И применив Homenum Revelio, чтобы видеть сливающуюся с обстановкой Авелин и заодно того, кто захотел бы встретиться им на пути, он уверенно двинулся по левому ходу.

Отредактировано István Grindelwald (2017-05-11 20:14:32)

0


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » past » Это еще не конец


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC