BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL

Объявление

гостевая // внешности //нужные
правила // faq и матчасть// анкета // сюжет
Теодесрайх - магический Первый рейх, значительно переживший свой маггловский аналог. Три года назад власть в стране захватил Геллерт Гринделвальд, на корню уничтожив зарождавшиеся ростки всеобщего равенства и демократии. Сейчас в Теодесрайхе господствуют взгляды о неоспоримом превосходстве волшебников над магглами, и многие опасаются, что скоро Гринделвальд захочет подчинить себе и другие страны. Говорят, что магическая Европа стоит на пороге полномасштабной войны. Так ли это? Игра покажет.





GellertAwelinWerner
Май-июнь 1924 года. В Теодесрайхе совершено покушение на канцлера, и эту должность временно занимает Геллерт Гринделвальд. Первой подозреваемой оказывается дочь верховного судьи Авелин фон Придд, но уже две недели спустя ответственность за, как они утверждают, убийство канцлера берёт на себя ранее неизвестная радикальная оппозиционная группировка Фрайзайнмахт. Впрочем, у официальных властей своя версия, и уже вскоре обвинение предъявлено голландскому сепаратисту Франсу ван дер Бринксу, что ставит под вопрос ранее достигнутые договорённости с Данией о создании союзного государства.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » archive of episodes » А вечер перестает быть томным.


А вечер перестает быть томным.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://25.media.tumblr.com/47a9ccb3031549f1742b5a5efc8719cc/tumblr_mpg42oA0Ln1sqcmnyo1_500.gif
Действующие лица: Gellert Grindewald & Anna Pavlova
Место и время действия: редакция газеты, 7-ое мая, около семи часов вечера
Описание событий: У герра Гриндевальда возник ряд вопросов, уж очень он недоволен работой журналистов. Он решает наведаться в редакцию вечером, где так некстати осталась только одна сотрудница. Похоже, фройляйн Павловой придется объяснять, что за дела творятся в редакции.

0

2

Сколько времени фон Приддам понадобится, чтобы понять, что у их дочери - племянницы, сестры - серьёзные проблемы? Очевидно, немного. И к этому моменту он уже должен будет окончательно определиться со своей позицией, потому что худшее, что может быть в этой ситуации - это полумеры. Либо он принимает версию к причастности Приддов к нападению на Ансварта и расправляется с этой семейкой, либо считает их жертвой обстоятельств и разбирается с проблемой максимально деликатно. Нет, извинений этой журналистке никто, разумеется, приносить не станет. Тройвахе сработали именно так, как должны были бы в подобной ситуации и если Вальтер фон Придд с этим не согласится, то он совершенно не соответствует занимаемой должности.
Только сначала нужно определиться. Конечно, вряд ли Придды стали бы так сильно подставляться, да и ради чего? Эта семья не производила впечатление тех, кто поставит на кон всё, ради сомнительной выгоды. Ведь именно всё они и потеряют, если Геллерт сейчас примет решение не в их пользу, а выгода? Какая им выгода от смерти Ансварта? Занять его место? Смешно. Нет, вряд ли. Скорее уж оставшийся организатор понадеялся, что одним ударом убьёт двух зайцев, избавившись от канцлера и заставив Геллерта рассориться с влиятельной фамилией, но…
Что за “но” навязчивой мухой вилось вокруг, Геллерт не понимал, но оно всё равно вилось.
Вряд ли бы он себе в этом признался, но Гринделвальд был растерян. Просто и глупо растерян. Он был совершенно не готов, к тому что произошло. Хотя казалось бы, Ансварт - весьма очевидная мишень для покушения, и они оба это прекрасно понимали, но…
Вот опять это но.
Возможно, главная проблема была в том, что Геллерт жаждал действий - немедленных, решительных и эффективных, а вынужден был выжидать и строить догадки, потому что слишком много вопросов всё ещё оставались без ответа.
И, поддавшись жажде действий, он отправился в редакцию Нойецайт, решив, что хотя бы часть необходимых ему ответов он найдёт там.
Редакция удивила его безлюдностью. Геллерт застыл на пороге, разглядывая пустые столы и только сейчас понял, что за суматохой этого дня совершенно забыл время от времени поглядывать на часы. За окном было светло, и это было единственным ориентиром, на который он обращал внимание.
А редакция, строго говоря, безлюдной не была. За одним из столов сидела девушка, то ли чересчур инициативная, то ли нелюбимая начальством и оттого заваленная работой, то ли… Вариантов было множество, но к чему гадать?
- Герр фон Придд, как я понимаю, уже ушёл? - мрачно уточнил он у девушки, не став уделять время всяким формальностям вроде приветствий и представлений. - Давно?
Разумеется, он имел в виду не владельца, который вряд ли бывал здесь частым гостем, а главного редактора Вальтера фон Придда.

+1

3

Май в Вене был прекрасен и совершенно не располагал к работе. Все, чего хотелось фройляйн Паловой, так это сидеть в каком-нибудь уютном кафе и читать какую-нибудь книгу, не загружающую и без того перегруженный мозг лишней информацией. Несколько простых заклинаний ловко маскировали сборник рассказов Вудхауса под книгу одного австрийского автора, которая поразительным образом стала бестселлером в Теодесрайхе. Привередливая Анна же окрестила ее "литературным ширпотребом" и решила ни за что больше не возвращаться к книгам этого бездарного человека, который смеет еще называться писателем.
Но это все мечты, в столь прекрасный майский день Анна была завалена работой своим многоуважаемым начальством. А все почему? А потому что политика добралась и до модной рубрики газеты. Вечное противостояние Франции и Теодесрайха Анну какое-то время не касалось, шифроваться и скрывать свои поездки в Париж и на Лазурный берег не составляло ей более никакого труда, у нее был четкий алгоритм, согласно которому она врала. Ну как, врала, кое-чего не договаривала. Ее радовало лишь то, что мода - вещь, которую легко держать за пределами политики. Но, видимо, необходимо было подчеркнуть уникальность моды Теодесрайха, что подразумевало не только выработку модных тенденций в соответствие с чувством стиля 'фройляйн Анны', но и противопоставление стильных дам Теодесрайха совершенно безвкусно одетым француженкам.
- А откуда я узнаю, как одеваются француженки? Неужели вы предлагаете... - Анна понизила голос, - ...неужели вы предлагаете мне читать французскую прессу?
Павлова тот час же изобразила оскорбленную невинность. Мол, как вы могли подумать, герр фон Придд, что я возьму в руки это гнусное чтиво? Похоже, это было последней каплей, а потому начальник пулей отправился в свой кабинет, приговаривая "О чем я только думал, когда взял эту русскую на работу?".
Тем не менее, нужно было написать статью, в которой бы прослеживалось восхваление чувство стиля венских красавиц и пренебрежение к парижским модницам. Довольно тяжело писать о взглядах, которых не разделяешь, а потому у Анны это заняло довольно много времени. Они переписывала статью вновь и вновь, и вот, черновик снова летит в корзину для мусора.
И тут раздался незнакомый голос, заставивший Анну обернуться и невольно вздрогнуть. Разумеется, она знала незваного гостя: в редакцию зашел самый могущественный человек в Теодесрайхе. Но самообладание быстро вернулось к волшебнице: она решила держаться почтительно, но уверенно.
- Около полутора часов назад, герр Гриндевальд. Могу я ему что-нибудь передать? Или, если дело срочное, я сейчас же с ним свяжусь.

+1

4

Она с ним свяжется?!
Геллерт выразительно приподнял брови в демонстративном удивлении. Она считает, что у неё есть какие-то способы связаться с фон Приддом, недоступные ему?! Может, она ещё захочет прикинуться секретарём редактора и решать, кто достоин аудиенции с её начальством? Не много ли эта… как там её… на себя берёт?
- Сейчас же? - угрожающе переспросил Геллерт. - Ну надо же, вас здесь, должно быть считают очень ценным сотрудником, раз вы можете связаться с главным редактором сейчас же. Что ж, давайте. Сообщите ему, что я хочу получить его объяснения по поводу фигурки орла, которая сегодня была передана канцлеру от лица редакции. Немедленно. Я жду.
В подтверждении своих Геллерт небрежно сдвинул вещи с края соседнего стола и уселся на освободившееся место, внимательно глядя на журналистку.
Ну и что она сделает?
Отправит сову? Срочным этот способ связи не назовёшь при всём желании.
Воспользуется каминной связью? Возможно только при условии, что Вальтер фон Придд сейчас не только отсиживается дома, но ещё и захочет уделить время одной из своих сотрудниц. Что-то подсказывало Геллерту, что прямо сейчас не одну приддскую голову занимают несколько другие вопросы, и девушку просто пошлют куда-нибудь на Броккен пугать магглов.
И что она станет делать тогда?
Геллерт вроде бы без особой цели достал палочку и небрежно помахивал ею, изображая олицетворение расслабленного ожидания. Вот ещё бы насвистывать начал - и картина оказалась бы совсем полной.

0


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » archive of episodes » А вечер перестает быть томным.