BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL

Объявление

гостевая // внешности //нужные
правила // faq и матчасть// анкета // сюжет
Теодесрайх - магический Первый рейх, значительно переживший свой маггловский аналог. Три года назад власть в стране захватил Геллерт Гринделвальд, на корню уничтожив зарождавшиеся ростки всеобщего равенства и демократии. Сейчас в Теодесрайхе господствуют взгляды о неоспоримом превосходстве волшебников над магглами, и многие опасаются, что скоро Гринделвальд захочет подчинить себе и другие страны. Говорят, что магическая Европа стоит на пороге полномасштабной войны. Так ли это? Игра покажет.





GellertAwelinWerner
Май-июнь 1924 года. В Теодесрайхе совершено покушение на канцлера, и эту должность временно занимает Геллерт Гринделвальд. Первой подозреваемой оказывается дочь верховного судьи Авелин фон Придд, но уже две недели спустя ответственность за, как они утверждают, убийство канцлера берёт на себя ранее неизвестная радикальная оппозиционная группировка Фрайзайнмахт. Впрочем, у официальных властей своя версия, и уже вскоре обвинение предъявлено голландскому сепаратисту Франсу ван дер Бринксу, что ставит под вопрос ранее достигнутые договорённости с Данией о создании союзного государства.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » present » Курсы кройки и шитья белыми нитками


Курсы кройки и шитья белыми нитками

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sa.uploads.ru/w82OB.png
Действующие лица: Gellert Grindelwald, Cirilla Grindelwald
Место и время действия: 19 мая 1924 года, канцлерат.
Описание событий: Иногда так случается, что красивая версия есть, а подозреваемых нет. Но разве можно из-за такой мелочи отказываться от удобной версии?

0

2

Дурацкое, раздражающее своей навязчивостью ощущение, что он ничего не успевает преследовало его уже не первую неделю. И вроде бы, несмотря ни на что, он не тонул в лавине неотложных дел, не топтался нам месте, придавленный их тяжестью, а проклятое ощущение вцепилось в него как заправский кровосос. Ему было достаточно одного лишь факта, что последний раз, когда Геллерт не покривив душой мог бы сказать, что он полностью разобрался с текущими делами, был, кажется, дней восемь тому назад. Решение было очевидным - заниматься самому только и исключительно тем, что нельзя было поручить другим. Но это правильное и очевидное решение Геллерту не нравилось тем, что приходилось переступать через себя, через привычку быть в центре событий и окружать себя помощниками, а не исполнителями. Пожалуй, эта необходимость раздражала его даже больше, чем навязчивые мысли о несделанных делах.
Сестра пришла как раз вовремя, чтобы выдернуть его из неприятных размышлений. Точнее, сестра пришла практически сразу после того, как он её вызвал, не дав ему погрузиться в эти самые размышления. Геллерт молча и мрачно кивнул ей на стул напротив себя и подвинул к ней тонкую папку с несколькими листами. Он так и не занял кабинет канцлера, предпочтя остаться в своём, где обосновался ещё с тех пор как возглавил специальную группу авроров, впоследствии превратившуюся в Тройевахе. Находился он в том же крыле, что и департамент обеспечения правопорядка, но Тройевахе всё равно ведь делила многие площади с авроратом. Почему бы кабинету главы не быть одним из таких помещений? Ну и что, что теперь Ансвартовским ассистентам приходилось бегать в ДОП? Даже этаж один и тот же, а пропуска у них всё равно универсальные.
На первом было сжатое досье на жителя Амстердама по имени Франс ван ден Бринкс, в пору буйной юности замеченного в сепаратистской деятельности, но позднее остепенившегося. Второй лист содержал описания его привычек и некоторых деталей повседневного распорядка - ещё не полноценный результат слежки, но уже неплохой набросок.
Дождавшись, пока Цирилла откроет папку, Геллерт предпринял попытку уйти от давящего раздражения к привычной насмешливой манере.
- Ну и как он тебе? - криво улыбнулся он. - Думаешь, неплохо будет смотреться в газетах?

+1

3

После покушения на Гартвига (официальная версия, любые разночтения пресекать) наступило затишье. Все вели себя как ни в чем не бывало. Как ни в чем не бывало, Дания явилась засвидетельствовать прежние договоренности. Как ни в чем не бывало, Геллерт взял на себя почетную обязанность представлять Австрию.
Сегодня Геллерт не выглядел довольным этим, но он сам к этому шел, незачем жаловаться. Цирилла тоже не была довольна. Пусть она никогда не любила Гартвига, но до сих пор в ее отношениях с Сопротивлением был принципиальный момент: она не выступала против брата, нет, только против правительства Гартвига, и это огромная разница. Теперь эта хрупкая гармония была разрушена, и Цирилла понимала, что Геллерт никогда не отдаст власть назад.
Можно было бы пойти войной на Фрайзайнмахт и заставить их долго сожалеть о том, что кто-то посягнул на ее картину мира, однако Цирилла знала, что это не они. Они всего лишь недоумки, которые выбрали неудачный момент, чтобы заявить о себе и заработать славы. Что они делали рядом с людьми, которых она и Хайнрих отбирали годами? Как жаль, что вчера не было времени заняться ими в частном порядке и отсортировать на тех, кем займется Тройевахе, а кем не займется. Хорошо, пусть выбирает случай.
Ей. Нужна. Дисциплина. Хотя бы среди тех, кто принимает решения.
Геллерт дал ей папку, она открыла и пробежала глазами, но закрывать пока не стала. Описание неизвестного перекликалось с мыслями о Фрайзайнмахт и предлагало соответствующие объяснения тому, что он внезапно стал темой для разговора.
- Не в моем вкусе, - Цирилла посмотрела на ничем не примечательную колдографию. - Но для газет мы сделаем снимок поудачнее. Некролог или?..

+1

4

Цирилла правильно подхватила направление мысли Геллерта. Он коротко усмехнулся и кивнул:
- Или. Некролог будет, но не сразу, и это не главное… - уже заканчивая это предложение Геллерт внезапно задумался, а будет ли некролог? То есть что-то, конечно, будет, но как это правильно назвать? Некролог - это ведь что-то вроде рассказа, про то, каким покойный был замечательным человеком и как все о нём скорбят. А как назвать сообщение о казни преступника? - Просто ради некролога я бы тебя дёргать сейчас не стал.
С тех пор как Геллерт занял место Ансварта у сестры тоже прибавилось дел. Она подхватила то, на что теперь не хватало времени у Геллерта, окончательно утвердившись в роли его заместителя в Тройевахе, и ему это не нравилось. Дело было не в вопросах доверия - Геллерт был недоволен тем, что он больше не может уделять Тройевахе столько внимания, сколько считал нужным. Всё шло… неправильно. Не так, как должно. Принимая канцлерские полномочия, Геллерт считал, что это не более чем временная мера, но дни шли, а Эрих лишь разводил руками. Искать замену? Человека, который стал бы новым канцлером? Геллерт продолжал откладывать это решение, видя в нём признание поражения.
- Наши новички неплохо сработали, отыскав этого Бринкса. Девять дней назад он вернулся из отпуска, который предположительно, - Геллерт улыбнулся, выделив это слово, - провёл в Ден-Хелдере со своей маггловской семьёй. Однако скоро газеты узнают, что на самом деле, - ещё одна улыбка, - герр ван ден Бринкс воспользовался незарегестрированным порталом, чтобы проникнуть на нашу территорию. Пока не знаю, где он жил, но вряд ли в Твердзе - не стоит вовлекать в это поляков. Будет неплохо, если найдётся пара-тройка свидетелей. Очень скоро мы узнаем, что за время его пребывания в Теодесрайхе герр ван ден Бринкс успел получить доступ в редакцию “Нойецайт” и подменить этого треклятого орла. Впрочем, я могу и ошибаться, - Геллерт скромно пожал плечам. - Подробностями придётся заняться тебе. Сегодня на работу он не выйдет, об этом уже позаботились, а завтра он попытается проникнуть на торжество в честь нашего грядущего союза с Данией.
Геллерт склонил голову набок, испытующе глядя на Цири. Поняла ли она, куда он клонит?
- Твоя задача - арест, убедительный и при свидетелях, но без жертв, и расследование. Признание мне нужно до двадцать пятого. Краткое изложение там, - Геллерт кивнул на папку, - на третьем листе, но можешь добавить что-нибудь и от себя. Только предупреди меня.
Непроизнесённое “Вопросы?” буквально повисло в воздухе. Геллерт и не думал, что сумеет уместить весь план в несколько предложений, а значит, без вопросов не обойтись.

+1

5

Значит, или. Цирилла всегда считала, что "или" гораздо интереснее, чем просто некролог. Человек по имени Бринкс для нее не существовал как самостоятельная единица, он был поводом для работы. Забавно, что в глубине души она хотела, чтобы государство занимало противоположную позицию, но методы достижения этой цели... Методы оставались старыми, ведь никто пока не придумал новых.
Она сдержанно улыбнулась.
- Дел пока не слишком много.
Слишком мало их тоже не было, но эта работа была ей знакома и понятна. Она наблюдала Тройевахе с самого дня основания и неплохо понимала эту структуру, или ей казалось, что понимала. В любом случае сейчас все работало, а Цирилле оставалось только направлять работу уже неплохо отлаженного механизма, которую она и раньше не раз обсуждала с Геллертом.
Она выслушала историю незадачливого амстердамца и кивнула.
- Совершенно очевидно, что он жил в Вене. Я знаю, где нужно провести обыск и обнаружить следы его пребывания. Думаю, его пару раз видели в окрестностях редакции "Нойецайт", последний раз он был одет как посыльный магазина... предположим, канцелярских товаров, а значит, мог беспрепятственно пронести в редакцию коробку с орлом.
Нужно проверить, не работал ли в редакции, хотя бы и внештатным корреспондентом, кто-то из нежелательных персон, кто мог бы предупредить Бринкса о вручении Гартвигу награды и провести его в редакцию, чтобы показать эту награду. В зависимости от того, кто это будет, можно приписать ему что угодно, от глубокого недомыслия до преступной ненависти к существующему режиму. Цирилла считала, что иногда пугать газеты будет довольно полезно. Конечно, если это одобрит Геллерт, но почему бы ему не одобрить.
- Наш союз с Данией... Да, конечно. Его задачей было не только физически уничтожить Гартвига, но и поставить под сомнение результаты нашей внешней политики. Укрепление позиций Теодесрайха на международной арене многим не нравится. Мы будем давить на Голландию или Данию?
Убедительный арест при свидетелях - конечно, на подступах к залу торжества. Бринкс пройдет первый пост охраны, но будет замечен на втором, к которому как раз будут подходить представители, например, прессы. Все просто.
Признание пока не беспокоило Цириллу, пока следовало разобраться с оформлением.
- Дать поймать его нашим или кому-то из новеньких?

+1

6

В словах сестры Геллерту послышался упрёк. Ведь если дел немного, то, значит, и вперёд они не движутся. Топчутся на месте, не решаясь высунуть нос за намеченные рубежи. Кто-то мог бы сказать, что свободное время у членов Тройевахе - это признак того, что в стране всё идёт как надо. Стабильность, уверенность в завтрашнем дне - всё то, чем любят хвастаться государственные деятели перед репортёрами. Вот только им сейчас не нужно было это топтание на месте. Оно расхолаживало, давало сомневающимся время задуматься. Оно мешало. Ансварт постоянно пытался отрицать этот факт, хотя понимал ведь, наверняка понимал. Но очень уж ему нравилось видеть себя во главе “благополучной и уверенно стоящей на ногах” страны. Геллерт порой поражался его внезапным порывам по-настоящему соответствовать всему тому, что с их подачи писали о правительстве в целом и канцлере в частности газеты Теодесрайха.
Геллерт мотнул головой и ответил резко, как будто сестра действительно попрекала его бездействием, а не он сам это только что придумал.
- Можешь считать это небольшим отпуском, который скоро закончится.
Вот что ему всегда нравилось в Цирилле, так это понятливость и готовность действовать безо всяких глупых расспросов и тем более споров. Историю о незадачливом голландце она с лёгкостью подхватила и уже готова была дополнять её своими деталями.
- Пока не знаешь, - слегка улыбнулся Геллерт. - Узнаешь позже от господина Бринкса. Расследование будет официальным и привлечёт немало внимания, так что внезапных прозрений нам не надо.
Впрочем, Цирилла должна была и сама это понимать. Но уточнить никогда было не лишним. К тому же за последние три года они успели привыкнуть ко многим вольностям в ведении уголовных дел - он сам положил начало этой славной традиции, когда ещё не Тройевахе “расследовала” преступления Августа Штернберга. Сейчас же был не тот случай. Сейчас вариант “все всё понимает, но никто всё равно возразить не посмеет” не подходил.
- Кроме того нам придётся позволить герру ван ден Бринксу общаться с представителями датского министерства. Я постараюсь, чтобы представители эти были не расположены искать поводы оправдать соотечественника, но и от него сюрпризов бы не хотелось. У нас есть пару дней на то, чтобы объяснить ему, что не стоит отрицать обвинения и просить о помощи. Сейчас этим уже занимаются, но ты проконтролируешь. Я хотел бы услышать твоё мнение о том, стоит ли изменять его память. После официального ареста у нас будет ещё немного времени на выяснение личности, но потом мы должны будем сообщить Дании о задержании их гражданина.
Как отреагирует Дания? В датском правительстве имелось немало сторонников Гринделвальда, но были и те, кто верно оценивал амбиции южного соседа и боялся внезапно обнаружить себя уже не совсем в независимом государстве. Если всё пройдёт по плану, то всех этих слишком умных удастся оттеснить от власти и при необходимости устранить ещё до того, как они успеют что-либо предпринять. Осталось лишь проследить, чтобы всё прошло так, как надо.
- И на тех, и на других, - пожал плечами Геллерт. Действительно, к чему выбирать? - В Дании нам нужно задавить тех, кто слишком громко возмущается, а в Голландии просто навести порядок. Исключительно в рамках нашего расследования, разумеется. Я не жду немедленных результатов - расследование должно занять по меньшей мере месяц. Всё это время в ваши дела будут совать нос датские дипломаты, но с этим придётся смириться. Если кто-нибудь окажется слишком докучливым, сообщишь мне.
Впрочем, пока он забегал вперёд и уже был готов пуститься в рассуждения о будущих полномочиях Тройевахе на территории соседнего государства, Цирилла говорила о вещах более актуальных. И, наверно, так было правильно.
- Не так важно - выберешь героев на свой вкус. Куда интереснее, кто его проморгает. Ты же не собираешься устраивать арест сразу на подходе? Кого-то наш друг успешно одурачит… Как насчёт Ренье? Мальчишка последнее время стал слишком навязчивым, ему будет полезно оступиться.

+1

7

Геллерт выразил недовольство тем, что дел не слишком много, Цирилла пожала на это плечами. Без прямого приказа она не собиралась сама определять курс Тройевахе, пока брат был слишком занят всем, что раньше делал Гартвиг. Она никогда не была политиком или стратегом, зато ей хорошо удавалась тактика и руководство отдельными кусками работы. Сейчас Цирилла не давала Тройевахе расслабиться в отсутствие формального руководителя, а это не занимало слишком много времени или сил.
- Хорошо. Командуй.
Внезапные прозрения были лишними в любом раскладе, и уж конечно они были лишними в официальном деле, за которым будет следить не одна страна. Разумеется, господин Бринкс сначала должен будет признаться, где именно жил и хранил свидетельства своей нелояльности закону и порядку, а потом уж Тройевахе посетит это место.
- Конечно. Пока я даже не знаю, кто этот господин, который вызовет наши подозрения только перед началом церемонии. И только после этого мы узнаем, какую ужасную роль он сыграл в жизни бедного Ансварта.
Цирилла улыбнулась, не разжимая губ. Бедный Ансварт пока что не подавал никаких надежд, хотя теперь она уже не была уверена, что его выздоровление будет играть какое-то значение, особенно если он залежится еще хотя бы неделю. Бедный Ансварт, жертва внешних врагов - вряд ли кто-то, кроме его близких, был всерьез заинтересован в том, чтобы это амплуа не стало для него последним. Про себя Цирилла благодарила судьбу за то, что на его месте не оказался Хайнрих.
- Ты сказал, у него есть маггловская семья? Думаю, я смогу его убедить в чем угодно, - Цирилла задумчиво прошлась по кабинету. Конечно, она не собиралась причинять вреда его детям. Но она собиралась заставить господина Бринкса поверить, что причинит. - Память стоит изменить в любом случае. Что если представители Голландии захватят с собой легилимента и почему ты говоришь о представителях Дании? В твоей папке написано, что он живет в Голландии, но не написано про гражданство.
Если это была проверка, Цирилла считала себя вправе обидеться. Она не заслуживала проверки, тем более такой прямолинейной.
Значит, давление и на Данию, и на Голландию, хорошо. Значит, в деле Бринкса должны всплыть следы, ведущие в обе страны. А уж какими должны быть эти следы, ей потом подскажет Геллерт. Главное, что Цирилла знает, как их организовать и как добиться нужного эффекта. Она всегда добивалась того, чего хотела.
- К тому моменту, когда добавятся дипломаты, мы уже придадим расследованию нужное направление и ускорение. Они мне не помешают. Мне самой заняться работой на чужой территории?
Это зависело от того, захочет ли Геллерт нервировать кого-то присутствием своей сестры, а Цирилле просто казалось забавным. Наверняка и в Копенгагене и в Амстердаме есть свои люди, которые помогут дернуть за все нужные ниточки, но ее появление будет подано как гарант чего-то несуществующего. Смешно.
- Нет, я хочу, чтобы он прошел первый пост и попался на втором. Хорошо, пусть будет Ренье. Пожалуй, в пару к нему я поставлю кого-то из датчан. С одной стороны, промах небольшой, с другой... Пусть Дания немного пооправдывается.

0


Вы здесь » BASTION: FÜR DAS GRÖSSERE WOHL » present » Курсы кройки и шитья белыми нитками